16+
Русский язык English RSS RSS   25 Апреля 2013, 12:00
На главную


Актуально
«Большой Братск» выпустил первую товарную целлюлозу «Большой Братск» выпустил первую товарную целлюлозу

Новая производственная линия группы «Илим» выйдет на проектную мощность в течение полугода

Сельхозпалы стали причиной лесных пожаров в нескольких регионах Сибири Сельхозпалы стали причиной лесных пожаров в нескольких регионах Сибири

Общая площадь возгораний за минувшие сутки составила почти 80 гектаров

Лесной бизнес Поморья намерен развивать лесную и социальную сферы региона Лесной бизнес Поморья намерен развивать лесную и социальную сферы региона

Лесопромышленники Архангельской области направят на сохранение лесов и развитие инфраструктуры региона более 60 миллионов рублей




Новости



Вся в белом
Социальная реклама поможет изменить менталитет людей? 19.04.2013, 16:01

Вся в белом


Стоит сойти снегу, как сразу становится ясно: страна никогда не моется  

Россия тонет в мусоре. Ни идеологии, ни экономических стимулов, ни законов для цивилизованного избавления от отходов у нас нет. Сколько набралось его, точно не скажет никто. На недавнем совещании, посвященном  переработке отходов, глава государства огласил цифру: 90 миллиардов тонн – столько накопилось на просторах родины. Но многие разбирающиеся в вопросе утверждают: трехзначные цифры к истине ближе. Точные подсчеты невозможны по самой банальной причине – абсолютное большинство отходов бесхозно.

Лучше поздно, чем никогда

Удивительно все же: непрерывно подрастающие и множащиеся Монбланы мусора берут за горло города и веси, убивают леса, губят воду, а начальники будто только  прозрели. И ладно бы недавно заступивший на пост ВРИО главы Подмосковья Андрей Воробьев (тот вообще обомлел, взглянув на губернию с вертолета), а то ведь высшие государственные чиновники со стажем.

«Сегодня в России ежегодно скапливается порядка 3,5 миллиарда тонн отходов. Из них на переработку идёт примерно четверть, на самом деле и того меньше. Остальное сжигается или вывозится на специальные полигоны. Но если бы только на специальные – к сожалению, часть просто выбрасывается, и количество так называемых нелегальных свалок постоянно растёт, – ввел в курс дела участников совещания Владимир Путин и продолжил: – Объём накопленных отходов в России составляет около 90 миллиардов тонн. Большая часть из них не имеет собственника. Ситуация сегодня такова, что внятные экономические стимулы для комплексной переработки отходов попросту отсутствуют. Захоронить или сжечь отходы подчас в разы выгоднее, чем утилизировать, вновь использовать на производстве. В итоге процветает расточительное отношение к сырьевым ресурсам, а общая площадь свалок в стране неуклонно растёт и уже превысила 2,5 тысячи квадратных километров».

Насчет двух с половиной тысячи квадратных километров тоже, прямо скажем, есть сомнения. Росприроднадзор непрерывно рапортует о том, сколько выявлено и ликвидировано незаконных помоек, но что-то меньше их не становится. Это как порочные персонажи сказок народов мира – на месте срубленной головы вырастают новые. Не удивительно: товарное изобилие, обрушившееся на нас лет 20 назад, сопровождается огромным количеством упаковки. К этому Россия точно не была готова. В результате все пригородные леса оказались завалены пластиком.  

Но есть и позитив. Похоже, государство всерьез решило заняться проблемой: «Безусловно, мы должны кардинально изменить эту ситуацию. Прежде всего, сформировать полноценную систему регулирования, набор рыночных и административных инструментов, которые обеспечивали бы эффективное обращение с отходами. А говоря простыми словами, позволяли бы навести здесь элементарный порядок. Соответствующий законопроект сегодня находится в Государственной Думе» – так на упомянутом совещании обрисовал намерения глава страны.  

Возможно, побудительным мотивом послужило вступление России в ВТО, там экологическая репутация – не пустой звук. Так что успевший изрядно запылиться законопроект имеет реальные перспективы обрести наконец статус закона.  

«Не хотим у вас тренироваться, воняет»

Понять, как следует цивилизованно решать вопросы по сложным и конфликтным объектам, предлагают государству жители Дмитровского района Московской области. И не просто понять, а отработать модель именно на той свалке, которая в прямом смысле отравляет им существование.  Это уже вопль, который достиг слуха Сергея Шойгу в пору его недолгого руководства регионом. Видимо, богатый «чрезвычайный» опыт помог Шойгу быстро осознать, насколько все запущено.  

«От граждан поступают многочисленные жалобы на наличие характерного запаха от полигона по захоронению твердых бытовых отходов «Дмитровский», на загрязнение воды и почвы, что подтверждается результатами исследований независимых аккредитованных лабораторий. Вопрос о закрытии неоднократно обсуждался, решение данного вопроса отнесено к первоочередным задачам для Московской области», – обратился он в октябре прошлого года к главе МПР Сергею Донскому.

Не закрыли. Свалка по-прежнему толстеет и плохо пахнет. Более того, жители узнали: ГУП «Экотехпром», эксплуатирующий полигон, заключил договор аренды до 2035 года! Курган высотой с девятиэтажный дом и длиной 7 км занимает 63 га земли в центре – трудно поверить! – рекреационной зоны. Может, кто не знает: на холмах Клинско-Дмитровской гряды построено огромное количество оздоровительных, спортивных, тренировочных комплексов, некоторые – мирового класса.  Когда строили, думали, приедут сюда совершенствовать мастерство звезды мирового зимнего спорта. Приехали, носами покрутили и выбрали другие маршруты. Так и сказали, откланиваясь: у вас плохо пахнет. Им – счастливого пути, а куда откочевать  тем, кто живет здесь постоянно? У кого тут дача? Да и столице перепадает: гадкая вода со свалки доходит до речек, впадающих в канал имени Москвы. Канал – это половина содержимого московского водопровода.

Полигон ТБО «Дмитровский» (в девичестве «Икша-2») открыли в 1983 году. Через 8 лет лимит исчерпался, полигон решено было закрыть. Но чудесным образом в 1996 году у свалки началась новая страница биографии, довольно бурной. Жители  деревни Григорково рассказывают, как тут промышляют охотники за цветным металлом: жгут оплетку кабеля, «вонь такая, что глаза режет. Зимой в мороз воняет, особенно утром. Бывает, без респиратора детей в школу не отправляем».

О чистой воде в колодцах люди давно забыли. Обстановка накалена здесь до предела.

На баржи – и с глаз долой

Ну хорошо, закроют эту свалку, чего можно только пожелать натерпевшимся от нее. ВРИО губернатора Подмосковья не раз публично объявлял, что собирается закрыть более двадцати существующих полигонов ТБО.  И дальше что? Куда везти всю массу отбросов как самой густонаселенной области, так и столицы?

Признаться, когда еще во времена мэра Лужкова услышала, что ТБО погрузят на баржи и отправят во Владимирскую область, посмотрела на календарь: уж не первое ли апреля? Оказалось, все серьезно. Но никто не хочет принимать соседский хлам. Своего хватает, и проблемы с избавлением от него – те же. Ну, масштаб, понятно, другой. Хотя, конечно, просторы у нас обширные, все может случиться.

Мне кажется, надо очень сильно не любить свою страну, чтобы делать заявления, подобные тем, что прозвучали в эфире федерального канала буквально пару недель назад: «Мы считаем, что город не будет вкладываться, строить заводы, это будет услуга на аутсорсинге. Для нас самое главное, чтобы правильно и красиво, в красивых машинах вывозили в те места, где эти захоронения возможны», – произнес видный столичный чиновник. Между тем ежегодно мегаполис «производит» до 10 миллионов тонн ТБО.

Мусор как полезное ископаемое

Чтобы начать справляться с валом отходов, изобретать велосипед не требуется, достаточно обратиться к практике других государств.

Экологический менеджмент (сбор, сортировка, переработка отходов) очень развит у наших ближайших соседей, в стране, называвшейся до 1918 года Великим княжеством Финляндским. Там фирмы, специализирующиеся на подобной деятельности, принимают до 400 тысяч тонн сырья в год, более 80 процентов которого используется вторично.

Опыт европейских стран вдохновляет ВРИО губернатора Подмосковья: безотрадная «мусорная» перспектива подвела Андрея Воробьева к решению уже в следующем году иметь в регионе сортировочные мощности. Это позволит ограничить рост тех ужасных возвышенностей, которые, хотя и считаются полигонами, на самом деле от помоек мало чем отличаются. С теми, которые уже есть, ВРИО предлагает поступать радикально – закрывать, территорию рекультивировать. Ясно, что на все это нужны немалые деньги: «Минимум миллиард рублей у нас будет уходить на ликвидацию того ущерба».

Где такие средства взять? Прежде всего предполагается паритетное финансовое участие столицы, для которой область стала (не надо морщить нос!) свалкой. Правда, что ответил на предложение плотного сотрудничества в вопросе Сергей Собянин, пока не сообщается.

Государственные мужи заговорили наконец о том, что страну надо радикально отмыть от грязи: «Речь пойдёт о создании современной системы утилизации и переработки промышленных и бытовых отходов», – известил президент.

То есть, нужна перерабатывающая отрасль, способная и санитарное состояние страны улучшить, и сохранить далеко не безграничные природные ресурсы. Чтобы эта индустрия появилась и заработала, нам, по словам Владимира Путина, «нужны не только жёсткие законодательные требования к промышленности, коммунальным службам, но и современные технические регламенты».

Мусором правит психология

Подразумевается, что двигаться в нужном направлении мы будем по проторенному Европой пути – сортировка отходов и воспитание населения. С воспитанием, пожалуй, сложнее, потому что чем рядовой житель, скажем, Финляндии, отличается от среднестатистического россиянина при условии, что мусора они производят примерно одинаково, то есть около двух центнеров в год? Тем, что гражданин Страны Суоми всегда положит вчерашнюю газету в одно мусорное ведро, бутылку из-под колы в другое, а из-под водки – в третье. Старый телевизор уйдет не в ближайший овраг, а туда, откуда пришел, то есть в магазин (торгующие бытовой техникой обязаны забирать ее в утиль).

Если финн сделал ремонт у себя дома, остатки красок, лаков, пустые банки и прочее он погрузит в свой автомобиль и поедет на ближайшую бензоколонку, где есть бак для опасных отходов. В России еще предстоит  донести до сознания граждан, что в ценное сырье превращается только отсортированное по позициям. Сваленное в одно мусорное ведро становится опасными  отбросами.  

Кстати, в СССР сортировка мусора, пусть в несколько ином виде, существовала. Пионеры собирали металлолом, за что получали моральное, а иногда даже и вполне материальное поощрение. Мой класс, например, был награжден поездкой на Куршскую косу. Любой советский гражданин мог стать счастливым обладателем тома Дюма, сдав 20 кг макулатуры. А разве бутылки тогда валялись? В любом продмаге принимали «посуду». По 10, 15 и даже 20 копеек в зависимости от объема. По окраинам городов и пригородным поселкам ездили на телегах тряпичники, за которыми бежала ребятня, потому что у них старые штаны и рваные фуфайки можно было поменять на свистульки и леденцы.

Не сомневаюсь, что воскресить такие картины в своей памяти руководители страны тоже в состоянии.В любом экологическом вопросе, который не решается годами, не хватает политической воли. С мусором – точно так же.

Елена СУББОТИНА

Распечатать

← вернуться к списку



Любить и жаловать Любить и жаловать

Нового руководителя Рослесхоза просят «долго не раскачиваться»

Молодым ученым не хватает задора Молодым ученым не хватает задора

Ивану Торжкову предложили встряхнуться

Главное - вовремя прийти Главное - вовремя прийти

Югра и Германия договорились о сотрудничестве в сфере освоения ресурсов



Сергей Максимов Сергей Максимов

Цель нашей деятельности - воспитание бережного отношения к природе

Андрей Воробьев Андрей Воробьев

Леса, парки и скверы надо оставить в покое

Александр Мариев Александр Мариев

Мы пошли на риски, предоставляя бизнесу льготы

Азбука лесоуправления Азбука лесоуправления

Виктор Грачев убежден, что реакция президента не пройдет даром

Рост еще не доверие Рост еще не доверие

Национальный офис FSC поднимает качество своего бренда

В поисках тасманийского дьявола В поисках тасманийского дьявола

Австралийское лесное хозяйство глазами российских практиков

Вся в белом Вся в белом

Стоит сойти снегу, как сразу становится ясно: страна никогда не моется

Шамана на них нет Шамана на них нет

В борьбе с вредителями природы хороши даже горные духи

Таежное заклинание Таежное заклинание

Лесной бизнес в России прозрачен только на словах

Локомотивы модернизации копят резервы Локомотивы модернизации копят резервы

Будущее лесной отрасли руководство Красноярского края связывает с модернизацией лесообрабатывающих предприятий

Возрождение маловероятно? Возрождение маловероятно?

Cоломбальскому ЦБК не хватило денег на жизнь

Со стаканом на пожар Со стаканом на пожар

По мнению синоптиков, повторение 2010 года маловероятно

Приволжье готово, но ограничено Приволжье готово, но ограничено

В Самарской области прошли учения по взаимодействию всех служб при тушении лесных пожаров

Пропаганда вместо танкера Пропаганда вместо танкера

Работать с населением выгоднее, чем бороться с пожарами

Некомфортная профессия Некомфортная профессия

Для поиска молодых кадров красноярские лесоустроители отправились в Дивногорский лесхоз-техникум

Птичий квартал Птичий квартал

Лесные пожарные отметили Международный день птиц в школах

Не зажги! Не зажги!

Стартовал пилотный образовательный проект для детей «Вместе сохраним леса от пожаров»

Недоговорной матч Недоговорной матч

Рязанские лесники сыграют с финансистами

Саранча от Римского-Корсакова Саранча от Римского-Корсакова

В Музее лесной энтомологии и зоологии при петербургском Лесотехническом университете собрано 6 тысяч насекомых

Хозяйка леса Хозяйка леса

Лидия Пономарева готова посвятить своей профессии вторую жизнь






© Российские лесные вести, 2010-2012



Редакция | Для СМИ | Подшивка новостей | Реклама


Создание и поддержка сайта -

При полном или частичном копировании материалов ссылка на оригинал обязательна! Копирование материалов без указания ссылки на источник запрещено!