16+
RSS RSS PDA  25 Июня 2016, 07:29
Наша страница на Вктонтакте Наша страница на Одноклсассниках Наша страница на Фейсбук

Актуально
В Дивногорске проходит XXII краевой слет школьных лесничеств В Дивногорске проходит XXII краевой слет школьных лесничеств

В Дивногорском лесхоз-техникуме проходит слет школьных лесничеств. В нем принимают участие около 130 юных лесоводов из 41 района Красноярского края.

Абитуриенту-2015 Абитуриенту-2015

Уважаемые читатели сайта, в выпуске газеты "Российские лесные вести" от 23 июня этого года собран уникальный материал об истории создания лесных учебных заведений России

Совет Федерации одобрил изменения в Лесной кодекс РФ Совет Федерации одобрил изменения в Лесной кодекс РФ

На заседании Совета Федерации одобрено внесение изменений в Лесной кодекс РФ и отдельные законодательные акты РФ в части совершенствования регулирования лесных отношений.






Наша модель развития должна быть самобытной
22.12.2014, 10:10

Наша модель развития должна быть самобытной


Руководитель Рослесхоза Иван Валентик уверен, что в отечественной лесной отрасли в ближайшее время произойдут позитивные изменения

Как Федеральное агентство будет приумножать вклад лесного хозяйства в экономику страны, что ждет «черных» лесорубов и почему главный лесной чиновник впервые будет встречать Новый год вне дома. Об этом Иван Валентик рассказал в интервью «Российским лесным вестям». 

– Первый вопрос личного характера. Как вы узнали о своем назначении на должность руководителя Рослесхоза? Кто первый вам об этом сообщил?

– Если честно, я знал о планируемом назначении. Но мы, чиновники, люди достаточно суеверные. Поэтому всегда очень внимательно ожидаем официального документа. Когда информация о назначении появилась на сайте Правительства – сразу несколько человек практически одновременно мне об этом сообщили и поздравили. Нужно признать, что коллеги пристально следили за этой темой.

– Вы много лет работаете в сфере экологии и лесного хозяйства. А как вы выбрали для себя этот профессиональный путь?

– Я родился в лесном крае – Карелии, получил юридическое образование. Судьба сложилась так, что моя деятельность в сфере правового обеспечения во многом была связана с лесным хозяйством. Я работал в компаниях, занимающихся лесозаготовками. Поначалу это были небольшие компании, потом крупные. Позднее настал момент, когда я понял, что пора менять содержательную и организационную стороны своей деятельности. Принял решение ехать в Москву. В Минсельхозе тогда формировался Департамент лесного хозяйства – после передачи функций от Министерства природы – и там была вакансия, которая меня заинтересовала. Это был отдел государственной политики в области лесных отношений, который я в результате возглавил. То есть моя профессиональная судьба уже давно связана с лесом.

– А с семейными традициями ваш профессиональный выбор как-то был связан?

– Это достаточно интересная история. Мой дед по отцовской линии Иван Яковлевич Валентик в свое время, после Великой Отечественной войны, был министром лесного хозяйства Карельской АССР, весьма значимой фигурой в лесном секторе Советского Союза. Потом он возглавлял Госплан Карелии и даже в какой-то момент был приглашен на работу в Госплан СССР, чтобы возглавить отдел лесного хозяйства уже там. Но дед, видимо, так любил республику, что принял решение остаться в Карелии. Мой отец по специальности инженер-технолог целлюлозно-бумажной промышленности, Владимир Иванович Валентик. Меня до сих пор на родине некоторые называют Владимир Иванович, и я даже к этому привык. Так что для меня это действительно династийная история.

– Какие основные задачи вы для себя определили в новой должности? Над чем придется потрудиться в первую очередь?

– Главная сейчас задача – обеспечить достойное место лесного сектора в экономике страны. Несмотря на то, что Россия является величайшей лесной державой, пока еще этого места лес в экономике не занял. Хотя в последнее время руководство страны много внимания уделяет этой проблеме.

В 2013 году были утверждены основы государственной политики в сфере использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов. В том же 2013 году в Бурятии, в Улан-Удэ состоялось заседание президиума Государственного совета под председательством Президента Российской Федерации. Лес рассматривается руководством страны как некая точка роста отечественной экономики. Вместе с тем назрела необходимость в формировании целостной стратегии развития лесного сектора. Я считаю, что сейчас для этого сложился очень удачный момент. Как говорится, нет худа без добра, и на фоне внешнеполитических санкций усилилось понимание, что лес должен стать балансирующим инструментом по отношению к основным возобновляемым природным ресурсам, которые дают основные доходы в бюджетную систему Российской Федерации. Я считаю, что лесоресурсный потенциал нашей страны может стать достойным звеном в системе обеспечения экономической безопасности государства. И это ключевая задача. Но есть задача и экологическая. Россия в основном является владелицей бореальных лесов. Эти леса северные, может быть, они не столь ценные в хозяйственном отношении и растут медленно, но они поглощают большее количество углерода и, соответственно, углекислого газа. Их вклад в экосистему планеты значителен. Поэтому мы должны сберечь наши леса, сохранить их красоту, сохранить их как место обитания зверей, как источник эстетической радости. Это тоже очень важно.

– А как вы оцениваете экономический потенциал лесного комплекса страны?

– Лес, как и любой объект управления, требует прежде всего внимательного изучения. Мы должны иметь полную и достоверную информацию о том, что в настоящее время из себя представляют лесные ресурсы России. И понимая, какие у леса есть потенциальные возможности, мы должны очень корректно, с учетом конъюнктуры мирового рынка лесоматериалов, специфики путей экономического развития Российской Федерации, определить лесу достойное место. Стратегия – это инструмент. Сегодня важно просто понять, каким образом нам выработать самобытную линию нашего российского лесоуправления. Я считаю, что многие наработки, которые у нас есть, уникальны, включая систему лесоуправления, которая исторически была в России, и которую мы немного подзабыли после Октябрьской революции, потом восстановили, но уже в несколько ином виде. У нас есть замечательные традиции лесоводства, у нас есть люди, которые из поколения в поколение передают лесные профессии. Я считаю, что мы обязательно найдем свой путь. Но для того, чтобы сделать этот путь осмысленным, необходимы стратегические документы, которые соединят в себе задачи и лесного хозяйства, лесопромышленного комплекса. Об этом мы недавно говорили на заседании Совета по развитию лесного комплекса при Правительстве Российской Федерации. Совет возглавляет вице-премьер Александр Хлопонин, курирующий вопросы лесопромышленного комплекса в Правительстве. Мы сегодня имеем поручение к февралю 2015 года представить «дорожную карту», то есть перечень необходимых мероприятий с закреплением ответственных. И сегодня вместе с коллегами из Министерства промышленности и торговли, учеными, экспертами мы работаем над формированием «дорожной карты» как подготовительным элементом стратегии.

– Какие меры могут повысить эффективность лесного хозяйства?

– В основах государственной политики записан в качестве одного из базовых принципов переход к интенсивной модели ведения лесного хозяйства. Это означает концептуальное изменение принципов хозяйствования в лесу. Сегодня мы работаем по экстенсивной модели. То есть выходим на новые лесные территории, вырубаем там лес и обеспечиваем после сплошной рубки лесовосстановление этих участков. Что требует достаточно серьезных вложений, строительство лесных дорог – это затратно, обременительно. Часть лесных массивов доступна только в зимний период, по так называемым зимникам. Необходимо учитывать экономическую целесообразность и доступность лесных ресурсов. Предприятия понимают, что с учетом себестоимости перевозки,заготовка леса в радиусе свыше, к примеру, 250 километров экономически нецелесообразна, нерентабельна. В рамках же интенсивной модели ведения лесного хозяйства мы выходим на технологии выращивания целевых пород древостоя для обеспечения нужд лесоперерабатывающих предприятий. Ну и конечно, интенсивная модель предполагает иную систему лесовосстановления, ухода за лесами. Такая модель в свое время очень хорошо зарекомендовала себя в Финляндии. После Второй мировой войны финны, столкнувшись с дефицитом лесных ресурсов, стали обеспечивать потребности своих лесоперерабатывающих предприятий за счет повышения интенсивности лесопользования, внедрения выборочных, многоприемных рубок. Технологически эта модель позволяла им снимать больший объем древесины с единицы площади, приводила к повышению собираемости платежей и, как следствие, обеспечению лесоперерабатывающих предприятий той древесиной, которая им требовалась. Финны на сегодняшний момент осваивают около 80 % своих лесных ресурсов, доступных к освоению. Даже в контексте современных внешнеэкономических условий, не очень благоприятных для отдельных видов переработки лесопродукции, это хороший показатель. Наша модель должна быть специфична. Я считаю, необходимо сохранить и элементы экстенсивной модели, наши лесные массивы позволяют нам их реализовывать, мы должны строить лесные дороги. Но и в зонах действующих лесных переработчиков нужно создавать правовые условия для внедрения интенсивной модели. Уверен, что это правильно.

– А как дальше будете бороться с воровством леса? Динамика борьбы с нелегальными рубками впечатляет. Только за последние 5 лет удалось снизить ущерб от этого незаконного вида деятельности почти вдвое.

– По официальным данным, в Российской Федерации около девятисот тыс. кубов леса в год вырубается незаконно. По экспертным оценкам объем может быть и выше. Речь идет о «черных» лесорубах, которые с топорами приходят на делянку и вырубают деревья. Можно бороться с «черными» лесорубами? Да, можно, и мы боремся. Эффективно? Да, эффективно, ущерб снижается. Но глобально решить проблему декриминализации отрасли можно, лишь создавая условия, исключающие саму возможность существования серого и черного рынков древесины. Наша основная задача в этом направлении – обеспечить реализацию 415-го Федерального закона о государственном регулировании оборота древесины. Тем самым мы отходим от концепции, когда на каждом гектаре леса у нас должен стоять лесной инспектор с ружьем и ловить «черного» лесоруба. Это не тот инструмент, который может решить проблему. Мы должны обеспечить тотальный контроль за оборотом всей лесной продукции в Российской Федерации. То есть любая сделка с древесиной будет попадать в информсистему и соответственно учитываться. И эта сделка никогда потом из этой системы не исчезнет. В результате мы будем знать судьбу древесины от делянки до непосредственного места переработки. У нас будет абсолютно ясная картина процессов.

– С реализацией 415-го Федерального закона эксперты связывают основные положительные изменения в сфере лесного хозяйства. Когда планируете запустить информсистему? И как проходит работа по внедрению закона в целом?

– Уверен, что все нормативные акты, которые нам нужно принять для реализации этого закона, мы издадим. Предпосылки для этого есть. Наша информационная система по контролю за оборотом древесины должна заработать уже с 1 января 2015 года. Это будет тестовое включение системы, работа над которой сейчас уже завершается. То есть в начале следующего года появятся первые возможности использования этой информационной базы. Законом это предусмотрено. А до конца 2015 года 415-й закон должен полностью вступить в силу. И все его положения, которые вводят не только государственный учет, но и декларирование сделок, а также ответственность за нарушение этого закона, 1 января 2016 года будут введены в действие. В будущем году мы будем пристально отслеживать, как этапы введения 415-го Федерального закона оцениваются профессиональным, экспертным сообществом, самими лесопользователями. Тогда можно будет сделать вывод о том, насколько этот закон заработал. Масштабный реальный эффект мы почувствуем через год-два, когда увидим, что объемы серого рынка лесоматериалов снизились, все сделки проходят легально, таможенные пошлины уплачиваются, древесина маркируется, незаконные сделки граждан с древесиной не производятся, а это около 20 млн кубов в год. Вот тогда мы почувствуем, что отрасль начинает приходить в порядок.

– По сути, это же революционные преобразования?

– По масштабам для отрасли это и правда революция, новая веха. Я считаю, что по значимости это событие сопоставимо с принятием нового Лесного кодекса. Потому что это концептуально новый механизм, который позволяет реально понять объем рынка лесопродукции и обеспечить контроль за легальностью этого рынка. Прежде всего – это учет заготовленной древесины. Парадокс, но раньше учета древесины в законодательстве не было. И мы всегда должны были исходить из отчетных данных лесопользователей, которые, как правило, совпадали с декларируемыми. То есть, сколько они в декларации заявляли, столько по факту как бы и вырубали. Если возникали какие-то неточности, это скорее приводило к проблемам. Сейчас у нас появляется возможность оценить реальные объемы заготовленной древесины, понять, какой объем этой древесины находится в обороте, отследить этот оборот, отдельно обеспечить контроль за перемещением древесины ценных пород, таких как дуб, бук и ясень. А с помощью системы ЕГАИС, которая является межведомственной, правоохранительные, таможенные, налоговые и контролирующие органы, в том числе Росфинмониторинг и прокуратура, могут получить информацию о конкретном лесопользователе. Это, на мой взгляд, положительно скажется и на имидже нашей страны. Тема незаконных рубок в России уже набила оскомину, и сегодня мы открыто говорим о том, что Российская Федерация привержена принципам создания условий, исключающих незаконную заготовку древесины и ее реализацию. И мы достойно демонстрируем нашу позицию внешнему миру.

– Подобные законы существуют и в других странах. Их опыт учитывался?

– Такие законы в том или ином виде существуют во всех лесных державах. Наша система учета древесины многими элементами напоминает ту, которая работает в Таиланде. Подобные системы есть на Филиппинах, в Индонезии, Канаде, США, Австралии. Они, конечно же, учитывают специфику тех стран, где они создаются. Наша система имеет свои уникальные особенности, применительно к великой лесной державе.

– На исполнении в Федеральной службе судебных приставов по так называемым лесным делам сейчас находятся судебные решения и штрафные санкции на сумму более 3,5 млрд рублей. Сумма сопоставима с годовыми затратами федерального бюджета на лесовосстановление, борьбу с лесными пожарами. В некоторых регионах удается взыскать 85 %, а где-то – менее 1 %. Почему так?

– Вы правы. С учетом того, что в соответствии с Лесным кодексом подавляющее большинство полномочий в сфере лесных отношений передано на региональный уровень, масштаб этой проблемы зависит от субъекта Российской Федерации, от того, как там организована работа. Начиная с момента формирования лесных участков, их предоставления, контроля за работой арендаторов в лесу, своевременности уплаты ими платежей, заканчивая своевременности принятия мер по расторжению договоров аренды и недопущению сохранения условий для формирования недоимок. Однако, здесь есть свои нюансы. Они связаны с такой темой, как приоритетные инвестиционные проекты. По приоритетным инвестпроектам в качестве льготы применяется 50-процентая минимальная ставка платы за использование лесных ресурсов. Когда по каким-то причинам тот или иной проект затягивается, не реализуется в течение длительного времени – создается крупная недоимка. После исключения этого проекта из перечня приоритетных вся невыплаченная за этот период арендная плата восстанавливается. И ее взыскание – задача местных властей. Красноярский край, например, неплохо работая с арендаторами – должниками, после исключения из перечная приоритетных инвестпроектов крупного арендатора «Ангара Пейпа» тут же получил 230 млн рублей задолженности по арендным платежам. Это те невыплаченные суммы, которые резервировались в период действия приоритетных, льготных условий. Хорошо организовано взаимодействие лесных служб регионов и территориальных органов Федеральной службы судебных приставов по взысканию лесных платежей в Пензенской, Курганской и Орловской областях. Им удается взыскать до 85 % сумм, находящихся в производстве дел, при среднероссийском показателе 3 %. В Краснодарском крае, Тульской, Костромской и Воронежской областях взыскано менее 1 % от суммы находящихся в производстве дел. В текущем году ни рубля не было возмещено в Архангельской, Калининградской, Амурской, Магаданской, Сахалинской областях, республиках Мордовия, Татарстан, Чувашия, Тыва, Хабаровском крае.

Тема непростая. Каждый регион, вне зависимости от влияния каких-то лоббистских сил, должен действовать четко и системно. Решение у нас есть. С 1 июля 2015 года вводятся типовые договоры аренды лесных участков, это новое законодательное правило. В рамках типовой формы договора будут прописаны все условия, связанные с предъявлением претензий, расторжением договоров аренды, порядком этого расторжения. Мы надеемся, что острота проблемы будет сниматься. Ну и конечно, мы работаем с Федеральной службой судебных приставов, ищем новые инструменты для повышения уровня взыскания этих платежей, серьезно уже продвинулись в плане наложения ареста на право аренды лесных участков. Это новый механизм, который только начинает использоваться, но в некоторых регионах уже достаточно эффективно. Административное приостановление деятельности в рамках кодекса об административных правонарушениях – тоже тот инструмент, который повышает эффективность финансовой дисциплины.

– Сейчас ущерб исчисляется одинаково и для арендаторов, и для «черных» лесорубов. При этом не всегда объективна соразмерность ущерба и тяжести содеянного. Что необходимо предпринять в этой части?

– Да, такая проблема есть. Например, арендатор допустил завизирную рубку, срубил несколько деревьев, ущерб составил свыше 5 тыс. рублей, что уже приводит к квалификации этого деяния как уголовного преступления. Нельзя такого арендатора ставить в один ряд с «черным» лесорубом, или группой лиц, объединенных преступным умыслом для того, чтобы незаконно заготовлять древесину, не уплачивать платежи и создавать условия для реализации на черном рынке. Раньше, еще до введения Лесного кодекса, такое различие существовало. Арендатору грозила имущественная ответственность, хоть и в повышенном размере, за те нарушения, которые не носили характер уголовно наказуемого деяния, за ту же завизирную рубку. «Черный» лесоруб отвечал уже по Уголовному кодексу. И я считаю, что правильно все-таки разделять их ответственность. Для арендатора должны быть установлены достаточно жесткие, но имущественные санкции, не уголовно-правовые, что не исключает привлечения к административной ответственности и взысканию сумм неустоек. А «черный» лесоруб должен сидеть в тюрьме. Именно в тюрьме. И ужесточение уголовного законодательства в этой части продолжается.

– Еще одна из главных и, к сожалению, традиционных проблем – лесные пожары. В некоторых регионах леса горят даже в январе, при минус 20. Как все же бороться с этой напастью?

– Эффективная организация системы предупреждения и тушения лесных пожаров на территории великой лесной державы, где площадь лесов составляет около 1 млрд 200 млн гектаров, – дело непростое. Однако и в этом направлении есть комплекс мер, которые мы должны реализовать. Прежде всего – это концептуально новое зонирование территорий. Проанализировав мониторинг, результаты применения сил и средств, мы исходим из того, что далеко не все пожары, которые происходят на территории нашей страны, нужно тушить. Можно в пример привести ситуацию в подверженных лесным пожарам Республике Саха (Якутия) и Красноярском крае. По мере развития лесопожарного сезона эти территории разгораются, мы тушим эти пожары, тратим достаточно серьезные силы и средства. Хотя не всегда это экономически и технологически целесообразно. Поэтому мы в рамках нового зонирования территорий страны определим те места, где обязательно нужно обеспечивать тушение лесных пожаров, прежде всего с целью обеспечения безопасности граждан, сохранения наиболее ценных лесных массивов, объектов экономики. Мы должны эти территории четко отзонировать, внимательно проанализировать инфраструктуру. Где есть дороги – будет наземная зона охраны лесов.Где нет возможности применения наземных сил и средств – будем использовать авиацию. Такая модель позволит не только повысить эффективность тушения лесных пожаров, но и привести к экономии бюджетных средств.

– На что могут надеяться работники лесного хозяйства в социальном плане? Что Рослесхоз намерен сделать для улучшения условий их труда?

– Рослесхоз обязан заниматься этой темой, несмотря на то, что многие вопросы, связанные с улучшением качества жизни лесников, лежат за пределами возможностей агентства. Когда мы проводим совещания по подведению итогов в округах, мы всегда ставим задачу по доведению средней зарплаты в лесной отрасли региона до средней зарплаты по экономике. В отдельных регионах мы ищем нестандартные решения этого вопроса. Например, недавно в Республике Татарстан мы договорились о пилотном проекте по применению новых технологий выборочных рубок. При увеличении объема древесины и, соответственно, доходов специализированной организации, которая выполняет работы, эта прибыль должна идти на содержание работников лесного хозяйства. Это частный локальный случай. Я считаю, что в каждом регионе нужно и можно найти решения. Рано или поздно все должны прийти к пониманию того, что работник лесного хозяйства, лесничий – это государственный служащий, у него есть система социальных гарантий, он обеспечен мерами государственной защиты, материально-техническими средствами, для него созданы нормальные жилищные условия. Недавно на Совете по развитию лесного комплекса мы предложили идею под условным названием «Контора участкового лесничества». Идея предусматривает создание типового проекта конторы лесничества. Это будет и дом, и офис, и место для хранения оружия, размещения необходимого оборудования. Мы рассчитываем, что найдем достойное место в системе государственных программ или мер господдержки, чтобы профинансировать это мероприятие. Это подстегнет и деревянное домостроение.

Кроме того, у нас есть уникальные профессии, такие как лесоустроитель, лесопатолог. Это люди, имеющие специфическое и очень серьезное образование, и таких людей сегодня не очень много. Мы заинтересованы в том, чтобы лесные профессии, как специфические, так и традиционные, были престижны. Будем над этим работать.

– Нашим читателям наверняка любопытно узнать о ваших житейских пристрастиях. Как вы проводите свободное время? Где собираетесь встречать Новый год?

– Признаюсь, что свободного времени стало гораздо меньше. У меня двое сыновей, один из них школьник, другой совсем еще маленький. И все свободное время я провожу со своей семьей. Я, по возможности, гуляю с детьми в парке, у меня семейный образ жизни. Каких-то экзотических увлечений у меня нет. Впервые за последние 20 лет я буду встречать Новый год не дома. Буду встречать его в Сочи с семьей. Покатаемся на лыжах, надеюсь, снега там будет достаточно. Новый год – это единственное время, которое я могу посвятить отдыху и отпуску.

– А лесникам под Новый год чего пожелаете?

–Тепла в их домах, счастья, уверенности в завтрашнем дне. Мы со своей стороны гарантируем, что создадим все необходимые условия для того, чтобы профессия становилась престижней, и люди чувствовали себя более защищенными. Это наш безусловный приоритет, мы каждый день над этим работаем.

Подготовил Владимир КРАШЕНИННИКОВ
Фото: Михаил МИРОНОВ

 Досье:

Иван Владимирович Валентик родился 22 июля 1976 года. Окончил Петрозаводский государственный университет по специальности «юриспруденция». С 2009 по 2011 годы работал в департаменте лесного хозяйства Минсельхоза России. В Федеральном агентстве лесного хозяйства работает с 2011 года. Занимал должность начальника Управления государственного лесного контроля и пожарного надзора в лесах, контроля за исполнением субъектами Российской Федерации переданных полномочий в области лесных отношений. В 2014 году назначен директором Департамента государственной политики и регулирования в области лесных ресурсов Минприроды России. 27 октября 2014 года Председатель Правительства Российской Федерации Дмитрий Медведев подписал распоряжение о назначении Ивана Владимировича Валентика заместителем министра природных ресурсов и экологии Российской Федерации – руководителем Федерального агентства лесного хозяйства. Иван Валентик женат, воспитывает двоих сыновей.

Распечатать

← вернуться к списку



Природные дали Природные дали

В России до конца этого года может быть принята Стратегия экологической безопасности

Эффект роста Эффект роста

В России внедрят модель интенсивного лесопользования

Время для новых решений Время для новых решений

Для повышения эффективности охраны лесов от огня Рослесхоз предлагает принять ряд серьезных управленческих решений



Сергей Жвачкин Сергей Жвачкин

«Зелёное золото» региона

Владимир Заболоцкий Владимир Заболоцкий

Путь к успеху

Елена Вавилова Елена Вавилова

Лесная отрасль Красноярского края: перспективы развития

Экспорт по правилам Экспорт по правилам

Технологию маркировки древесины ценных лесных пород и заполнение декларации о сделках с древесиной уточняют на практике

Лесоустройство под заказ Лесоустройство под заказ

Почему столь важная для ведения хозяйства работа идет туго?

Молодняк оказался в плюсе Молодняк оказался в плюсе

Будет ли государство стимулировать арендаторов для полноценного воспроизводства лесов?

Живой памятник героям Живой памятник героям

В честь воинов, павших в Великой Отечественной войне, в Москве высадили березы

«Лес Победы»: влиять на будущее может каждый «Лес Победы»: влиять на будущее может каждый

Жители Поморья посадили свыше 80 тыс. деревьев и кустарников

Вспомнят и через столетия Вспомнят и через столетия

В Республике Алтай высаживают свой «Лес Победы»

Надежная крыша Надежная крыша

Россияне все больше предпочитают деревянные дома, а не квартиры в высотках

Особенная стройка Особенная стройка

Турецкая компания вложит $200 млн в создание деревообрабатывающего производства в Калужской области

Сажаем клюкву Сажаем клюкву

Первая лесная ягодная плантация появится в Архангельской области

Самые первые прыжки Самые первые прыжки

Воздушные тренировки федеральной Авиалесоохраны прошли в Московской области

Лесные биометоды: антагонисты против интервентов Лесные биометоды: антагонисты против интервентов

Несмотря на серьезные трудности, российские ученые работают над возрождением и совершенствованием эффективных методик борьбы с насекомыми-вредителями

На грани катастрофы На грани катастрофы

Российские леса рискуют оказаться беззащитными перед вредителями

Хоть полмира обойдешь, а такого не найдешь Хоть полмира обойдешь, а такого не найдешь

Финал XII Всероссийского юниорского лесного конкурса «Подрост» прошел в Тверской области

Школьные лесничества: от Северного Ярцево до Южного Ермаковского Школьные лесничества: от Северного Ярцево до Южного Ермаковского

В Красноярском крае взят курс на развитие движения школьных лесничеств

Авиалесоохрана – крупным планом Авиалесоохрана – крупным планом

В Воронеже открылась выставка фотографий «Человек и стихия. Воздушные пожарные Авиалесоохраны»

Свою работу надо любить и знать Свою работу надо любить и знать

Старший инструктор ПДПС ФБУ «Авиалесоохрана» Владимир Антипин, победитель Всероссийского фестиваля «Созвездие мужества», рассказал о работе воздушных пожарных в Забайкальском крае:

СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ

25 июня 2015 года, в возрасте 83 лет скончался Александр Григорьевич Малюгин. Он отдал всю свою жизнь службе русскому лесу.

90 лет и два месяца 90 лет и два месяца

Такой долгий век был отмерян этому удивительному человеку

Абитуриенту-2015 Абитуриенту-2015

Эти вузы задают уровень качества образования в отрасли






© Российские лесные вести, 2010 - 2014



Редакция | Для СМИ | Подшивка новостей | Реклама | Eng


Создание и поддержка сайта - Artleks

При полном или частичном копировании материалов ссылка на оригинал обязательна! Копирование материалов без указания ссылки на источник запрещено!