16+
RSS RSS   01 Сентября 2013, 09:32
На главную

Актуально



Новости



Александр Мариев
Александр Мариев за активное участие общества в управлении лесами 23.08.2013, 13:33

Понимание концептуальных, приоритетных векторов развития отрасли возникло не сегодня


Александр Мариев

После апрельского Президиума Госсовета «лесная тема» не сходит со страниц газет, то и дело давая повод для невеселых размышлений о причинах, которые привели одну из крупнейших лесных держав к печальным результатам. Не случайно Минприроды и Рослесхозу дано поручение в кратчайшие сроки разработать и представить в российское правительство пакет законопроектов, которые должны укрепить «здоровье» лесного сектора, серьезно подорванное реформами последнего десятилетия. В каком направлении решено двигаться дальше и какая роль в этом процессе отводится зреющим в недрах Минприроды документам? В поисках ответа на этот вопрос мы встретились с руководителем департамента государственной политики и регулирования в области лесных ресурсов Минприроды России Александром Мариевым. 

– Александр Николаевич, в последнее время с разных трибун говорится о том, что лесной комплекс нуждается в переменах. Вы тоже считаете, что пришло время скорректировать тот путь, по которому движется отрасль?

– Несмотря на то, что о необходимости перемен  на уровне президента России и российского правительства заговорили не так давно, работа над тем, как перенастроить модель управления лесным сектором, сделав ее более эффективной, соответствующей вызовам времени, началась значительно раньше. Понимание концептуальных, приоритетных векторов развития отрасли возникло не сегодня. Другой вопрос, что в апреле нынешнего года на Президиуме Госсовета в Улан-Удэ произошло яркое, динамичное обсуждение проблем отрасли, которое, я уверен, многим надолго запомнится. При этом не следует забывать, что еще в марте 2012 года на Лесном форуме был публично озвучен принципиально важный документ – Основы новой лесной политики России до 2030 года. В нем были определены важнейшие приоритеты, задачи, стоящие перед лесным комплексом, намечены пути, по которым отрасли следует двигаться дальше. Документ создавался открыто, в атмосфере острых дискуссий, с привлечением большого круга специалистов, экспертов, ученых, представителей природоохранных организаций. С марта 2012 года фактически началось его публичное обсуждение. На Президиуме Госсовета возникло прямое поручение президента страны разработать основы государственной политики в области использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов до 2030 года и утвердить их.

– Как соотносятся основы госполитики с представленной в прошлом году лесной политикой?

– Новый документ основывается на Лесной политике Российской Федерации, которая позиционировалась как некая лесная конституция. Если лесная политика была изложена на 25 листах, то новый документ сократился до 11 страниц. Наверное, по концептуальному размаху основы госполитики уступают лесной политике, но у этого документа есть свои плюсы. Прежде всего, он более конкретен, тесно привязан к фактической ситуации в отрасли и согласуется с двумя государственными программами по развитию лесного хозяйства и лесной промышленности. Очень важно, что появилась возможность внести изменения в госпрограмму, скорректировать ее в соответствии с новыми приоритетами и поменять там, где это необходимо, плановые показатели. То, что основы госполитики внутренне увязываются с госпрограммами, является безусловным преимуществом документа, но одновременно создает и дополнительные трудности. Мы сталкиваемся с огромными сложностями при согласовании документа с различными министерствами и ведомствами. В частности, в некоторых ведомствах  внимательно следят за происходящими изменениями, так как любой новый тезис в перспективе может повлечь  дополнительное финансирование. Мы сталкиваемся с тяжелой процедурой согласований, что может привести к печальному итогу. Постоянные корректировки  грозят полностью выхолостить содержание документа.

– Что же так смущает ваших коллег? Приведите конкретный пример.

– Один из самых ярких и характерных моментов – это споры, связанные с приданием лесничим статуса госслужащего. Практика по стране сложилась разная, в отдельных регионах лесничие получили статус госслужащих, но большинство субъектов Российской Федерации не пошли на этот шаг, так как он влечет за собой дополнительные затраты из регионального бюджета. Но если мы говорим о повышении престижа профессии лесничего, о необходимости выполнения им инспекторских функций, о социальной защищенности специалистов лесного хозяйства, о привлечении в отрасль молодых людей, то, конечно, нельзя останавливаться на полпути. Как вы понимаете, подобная перспектива радует далеко не все министерства и ведомства. Другая дискуссионная тема – это защитные леса, которые, особенно на юге страны, выполняют климатообразующую функцию, защищая земли от эрозии и деградации. Некоторые руководители привыкли все рассматривать под призмой необходимости выделения дополнительных средств, и, естественно, необходимость увеличения площадей защитных лесов, планы по их оздоровлению автоматически вызывают сопротивление, преодолевать которое крайне непросто.

– Может быть, тогда правы те, кто утверждает, что из основ госполитики постепенно исчезает содержание, то, ради чего и задумывался документ?

– Я слышал подобного рода высказывания, но принципиально с ними не согласен. Основы госполитики – это квинтэссенция лесной политики, один документ логически вытекает из другого. Просто основы госполитики представляют собой более сжатый, емкий, жестко структурированный текст, где, на мой взгляд, лучше прописаны две крайне важные для будущего лесного сектора темы – лесная экономика и участие общественности в управлении лесами. С моей точки зрения, акцент на привлечении общественных организаций, экологов, просто неравнодушных граждан к процессам, происходящим в российских лесах, может стать поворотным моментом. Необходимо запустить механизм общественных слушаний, превратив их в привычный и часто применяемый механизм выстраивания цивилизованных отношений между обществом, властью и бизнесом. Я уверен, что и в госпрограмме должен появиться блок общественного участия в управлении лесами. В этом случае регионы, как минимум, встанут перед необходимостью выполнить количественные показатели, связанные с проведением общественных слушаний по выделяемым лесным участкам. Инструмент общественных слушаний, конечно, далеко не единственный, но с его помощью можно серьезно снизить уровень конфликтности в теме выделения лесных ресурсов, сделав этот процесс максимально открытым. К сожалению, формат общественного обсуждения пока крайне не развит. Наши усилия направлены на то, чтобы максимально вовлечь граждан в процесс управления лесами и способствовать появлению действенного механизма общественного контроля.

– Недавно генпрокурор России Юрий Чайка на встрече с президентом России Владимиром Путиным сказал, что необходимо срочно принимать закон о государственном регулировании оборота круглых лесоматериалов, который вот уже три года не может пройти процесс согласований. Почему так долго не принимается закон?

– Законопроект, действительно, еще год назад был в высокой степени готовности, прошел большинство необходимых согласований, но на финишной прямой его «развернули». Мне сложно судить, было ли это случайностью, стечением обстоятельств или результатом манипуляций со стороны лесопромышленного лобби. В любом случае, Рослесхоз со своей стороны сделал все, чтобы реализовать идею государственного регулирования в сфере оборота круглого леса. Сегодня у нас появилась новая возможность интегрировать закон в Лесной кодекс путем внесения туда изменений. Заместитель председателя Комитета по природным ресурсам и природопользованию  Госдумы Владимир Кашин инициировал внесение изменений в Лесной кодекс и предложил нам представить свой вариант законопроекта, связанного с введением государственного регулирования движения круглых лесоматериалов. Я надеюсь, что в ближайшее время нам удастся создать систему государственного контроля за движением круглого леса. Кстати, в тех регионах, где подобные системы учета за движением древесины были внедрены в качестве пилотных проектов, фиксируется резкое снижение преступлений, связанных с незаконными рубками. 

– Часто раздается критика относительно того, что столь взаимосвязанные отрасли, как   лесное хозяйство и лесная промышленность, на уровне управленческих решений продолжают вариться в собственном соку. Эта разобщенность сохраняется?

– Надеюсь, что нет. Во всяком случае, в рамках основ госполитики  мы пытаемся предусмотреть и четко прописать ключевые блоки, связывающие лесное хозяйство и лесную промышленность.

– Помимо утверждения основ государственной политики есть целый ряд поручений президента, которые должны вылиться в различные законодательные акты. Насколько мне известно, эпицентр находится в вашем департаменте, отвечающем за представление этих документов в правительство. Многие открыто говорят о том, что времени на разработку документов отвели до неприличия мало. Это действительно так?

– Сложно спорить с тем, что времени у нас в обрез. Сроки по всем документам даны крайне жесткие. Но их я не могу обсуждать, они даны президентом. Согласовательные процедуры, которые в последнее время удлинились за счет необходимости проведения оценки регулирующего воздействия на нашей площадке, конечно, серьезно усложняют процесс появления на свет законопроектов.  К примеру, только на общественное обсуждение отводится от 15 до 60 дней.

– Какой из законопроектов позволит, с вашей точки зрения, сделать отношения между государством и бизнесом более прозрачными, снизив соблазны коррупционного характера?

– Я бы выделил законопроект, связанный с разработкой и утверждением формы типовых договоров для каждого из 16 типов использования лесов. Не секрет, что в регионах возникло множество коллизий, связанных с некачественной проработкой условий договоров аренды. Это касается и требований по лесовосстановлению, и вопросов администрирования платежей, и проработки темы охраны лесов от пожаров. Если в договоре какие-то моменты упущены, то впоследствии требовать от арендаторов качественного выполнения лесохозяйственных работ или своевременного внесения платы за пользование лесами бывает крайне сложно. С другой стороны, вариативность при заключении договоров аренды – это дополнительная ниша для коррупции. Например, долги по лесным платежам во многом связаны с тем, что в договорах аренды лесопользователям разрешено платить раз в полгода, а задолженность наступает только после того, как предприниматель, к примеру, дважды пропустил оплату. Понятно, что столь льготные «правила игры» часто появляются не просто так. Другое дело, когда существует типовой договор, где заранее четко обозначены позиции государства и требования к арендатору. С моей точки зрения, данный законопроект позволит навести порядок в весьма пестрой мозаике существующих сегодня договоров аренды и существенно ограничит возможности для коррупции.   

– Какой из проектов вызывает наибольшую тревогу?

– Безусловно, законопроект о защитных лесах. Первая версия этого документа, которая вызвала шквал критических отзывов, была связана с полным запретом промышленных рубок в защитных лесах. В новом проекте есть конкретные указания на то, в каких категориях защитных лесов устанавливается запрет на проведение промышленных рубок. Это наиболее ценные лесные территории, в которых должна сохраниться естественная природная динамика. Прежде всего речь идет о лесах, имеющих научное или историческое значение, орехово-промысловых зонах, орехово-плодовых лесах, где проведение рубок возможно только в том случае, когда там начались процессы разрушения экосистемы. Мы предложили определение ценных лесов, которое, как это ни парадоксально, отсутствует в действующем законодательстве. При этом критерии и нормативы отнесения к ценным лесам будут утверждаться на уровне уполномоченного органа исполнительной власти. Для сравнения, если защитные леса занимают около 278 миллионов гектаров, то к ценным отнесено 245 миллионов гектаров леса.  При этом площадь орехово-промысловых зон – 10,3 миллиона гектаров, а орехово-плодовых лесов – 5,7 миллиона гектаров. Фактически новый законопроект направлен на то, чтобы установить максимально четкие правила лесопользования в отношении ценных лесов, нуждающихся в защите государства, устранив ситуацию недоговоренности, возможности двойного толкования, запутанности и несогласованности нормативно-правовых актов. Приведу только один пример. В действующем законодательстве есть такое понятие, как особо защитные участки, которые могут быть расположены как в защитных, так и в эксплуатационных и резервных лесах. Согласно действующему законодательству, «правила игры» по таким участкам определяются документами лесного планирования. Другими словами, четко установленных правил нет, что дает необыкновенный простор для самодеятельности. Стыдно сказать, но по особо защитным участкам даже статистика отсутствует. Мы сегодня четко не можем сказать, ни сколько таких участков, ни где они расположены. Понятно, что это ненормально, и с этим нужно что-то делать. Необходимо каждой категории защитности придать признаки, по которым выделяется лесной участок, и четко установить, как определить его параметры. Наша позиция заключается в том, что все существующие в Лесном кодексе категории защитных лесов и все категории особо защитных участков леса должны сохраниться. Речь идет только о том, чтобы четко прописать критерии, по которым тот или иной участок попадает под конкретную категорию, максимально исключив возможность «урегулирования» данного вопроса с помощью должностного лица. Правила должны быть внятные, предсказуемые и независимые от воли или желания заинтересованных лиц. Образно говоря, сейчас мы от грубой настройки приступили, если так можно выразиться, к тонкой настройке нашего законодательства. В целом нас устраивает во многом стихийно сложившаяся система защитных лесов, которые занимают почти четверть всей покрытой лесом территории. Ничего подобного нет ни в одной стране мира. Ломать мы эту систему не хотим. Наш главный принцип по защитным лесам заключается в том, чтобы сохранить существующую систему, но сделать ее, с одной стороны, прозрачной и понятной, а с другой – независимой от конъюнктурных решений. Кстати, в процессе обсуждения темы защитных лесов меня приятно удивили природоохранные организации. После опубликования первой версии закона, запрещающей промышленные рубки во всех защитных лесах, экологи выступили против столь жесткой формулировки, которая, безусловно, не учитывала экономические и социальные интересы территорий. В 27 субъектах Российской Федерации защитные леса занимают более 70% лесфонда, и в случае жесткого запрета рубок региональная экономика могла бы серьезно пострадать. Как мне кажется, реакция экологов на первоначальную версию закона свидетельствует о том, что природоохранные организации достигли определенного уровня зрелости, позволяющей находить баланс интересов общества, природы и бизнеса.   

– Вы могли бы коротко сформулировать парадигму, в рамках которой сейчас развивается лесное законодательство?  Что является лейтмотивом последних законодательных инициатив?

– Как мне кажется, новые законопроекты нацелены на то, чтобы расширить доступ к лесным ресурсам, с одной стороны, для крупных инвесторов, вкладывающих средства в углубленную переработку древесины, а с другой – для предприятий малого и среднего бизнеса, создающих устойчивость и гибкость лесной экономики. При этом мы создаем рыночные механизмы, направленные на ограничение поля для деятельности недобросовестных лесопользователей. В этом смысле принципиальное значение имеет внедрение системы государственного контроля за движением круглых лесоматериалов.      Параллельно происходит ужесточение природоохранного законодательства в отношении ценных лесных территорий, имеющих особое природное, социальное или культурное значение. Как показывает практика, расширение доступа к лесам не противоречит более бережному к ним отношению. Во всяком случае, при грамотном подходе компромисс вполне реален.       

 

Антонина КРАМСКИХ            

 

 

 

 

 

Распечатать

← вернуться к списку



Расходы минус доходы Расходы минус доходы

Отрасли грозит финансовый дефолт

Отраслевой Отраслевой "гарант"

Рослесхоз разработал правовую базу лесничего

Природное сообщество Природное сообщество

Сергей Донской провел первое заседание оргкомитета по подготовке Всероссийского экологического съезда



Виктор Грачев Виктор Грачев

Переход на единую субвенцию крайне негативно отразится на состоянии лесов

Александр Мариев Александр Мариев

Понимание концептуальных, приоритетных векторов развития отрасли возникло не сегодня

Николай Горелов Николай Горелов

От малой авиации - большая экономия

Пойдем своим путем? Пойдем своим путем?

Почему российской биоэнергетике не нужна «копия» европейского опыта

Во глубине сибирский кедр... Во глубине сибирский кедр...

Приближается сезон сбора ореха самого долгоживущего дерева тайги

Харвестер, форвардер и Жан-Батист Фурье Харвестер, форвардер и Жан-Батист Фурье

Что даст лесной отрасли изменение структуры подготовки специалистов?

Медом намазано Медом намазано

За порядок в обществе взялись вместе пчеловоды и лесники

Зри в корень Зри в корень

Новые леса Сибири обсудили в Алтайском крае

Пришельцы под микроскопом Пришельцы под микроскопом

Лесопатологи ищут в тайге агрессивного вредителя

Оформят субсидии Оформят субсидии

Власти Сахалина поддержат лесной бизнес рублем

Проект вместо Проект вместо "белого шума"

В Поморье запустили крупнейший завод по переработке лесного сырья

Искусство непонимания Искусство непонимания

Когда легче сломать, чем исправить

Знают, где искать Знают, где искать

Лесничие помогли найти женщину, которая блуждала в лесу больше двух дней

"Авиалесоохраной заражаешься, как вирусом..."

Летнаб Святослав Колесов не хочет спокойной жизни «за бортом»

Группа обвиняемых Группа обвиняемых

Российско-китайские контрабандисты вывозили в месяц по 150 вагонов леса

Это меня волнует! Это меня волнует!

Японские и российские школьники боролись за экологию в Хабаровске

Первый пошел... Первый пошел...

В Красноярском крае появился экологический отряд

Зеленый галстук - символ леса Зеленый галстук - символ леса

«Берендеи» клянуться всегда охранять и любить природу

"Мелочей не бывает"

Конкурс вальщиков леса стал рекламой отрасли

Ни сучка, ни задоринки Ни сучка, ни задоринки

В Новгородской области прошли соревнования «Лесоруб-2013»

Удар! Еще удар! Удар! Еще удар!

Лесоводы пошли с мячом на Госдуму






© Российские лесные вести, 2010-2012



Редакция | Для СМИ | Подшивка новостей | Реклама | Eng


Создание и поддержка сайта -

При полном или частичном копировании материалов ссылка на оригинал обязательна! Копирование материалов без указания ссылки на источник запрещено!