16+
RSS RSS   04 Октября 2013, 14:41
На главную

Актуально



Новости



Борис Романюк
Борис Романюк: "Если функциями государственного лесоуправления останется отслеживание процесса, а не достижение результата, то система будет перемалывать любое разумное начинание" 27.09.2013, 13:18

В России сложился яркий дисбаланс между экономическим, экологическим и социальным компонентами.


Борис Романюк

В последнее время нет недостатка в громких заявлениях о необходимости проведения структурных реформ в лесном комплексе. Попытки государства простимулировать отрасль в лучшем случае приводят к незначительным локальным прорывам, которые не в силах изменить общую безрадостную картину. Отрасль никак не желает «выздоравливать», продолжая хворать с упорством человека, потерявшего всякий интерес к активной жизни. Но, возможно, просто не те управленческие рычаги приведены в действие? Заведующий лабораторией лесоустройства Санкт-Петербургского научно-исследовательского института лесного хозяйства Борис Романюк считает, что главная проблема кроется в игнорировании регионального компонента, который нельзя недооценивать в такой большой стране, как Россия.

 – Борис Дмитриевич, сложно найти специалиста лесной отрасли, который бы не считал, что в лесном комплексе необходимо срочно проводить преобразования. Вроде бы все понимают, что в нынешнем состоянии отрасль развиваться не может. Почему нет реальных шагов?

 – За последнее время самый серьезный шаг, направленный на позитивные перемены в лесном секторе, был предпринят на заседании Президиума Госсовета в апреле нынешнего года. Была проделана огромная предварительная работа, чтобы «лесной» Госсовет состоялся и появились конкретные поручения российскому правительству. Сейчас мы ждем дальнейших решений, направленных на изменение всей системы управления отраслью.

– В таком случае, где, с вашей точки зрения, находится самое слабое звено в существующей модели управления лесами?

– Я убежден, что неверно расставлены акценты. В основе модели управления должен находиться регион, с его экономическими интересами, природно-климатическими условиями, распределением трудовых резервов, культурными особенностями. У нас же фактически через систему нормативов все экономическое регулирование подчинено федеральному центру, хотя Рослесхоз не рассматривает экономические вопросы как свою ответственность. Сейчас ситуация усложнилась, потому что функция нормообразования перешла к МПР. Другая принципиальная составляющая любой системы управления – это правильно поставленная цель. В чем состоит экономическая цель освоения лесов для каждого конкретного региона? К сожалению, у нас нет пока даже попыток, не то чтобы ответить на этот вопрос, а хотя бы его четко сформулировать.

– Что вы понимаете под экономической целью?

– Это определение конкретных результатов, которые необходимо достичь за установленный отрезок времени. Экономическую цель можно формулировать предельно просто. Например, повысить ВВП региона в отношении лесной продукции в 3 раза за 20 лет. Проблема в том, что у нас никто не занимается тем, чтобы выявить экономическую мотивацию для конкретной территории. У нас вообще скрыта экономическая логика развития лесного сектора, мы ее не видим, а значит, не можем использовать. Лесная экономика недооценена в принципе, что бросается в глаза, если вы попытаетесь внимательно проанализировать новый документ – Основы государственной лесной политики, которые обсуждают сейчас на уровне российского правительства. Безусловно, там зафиксировано много важных, хороших идей. Но при чтении документа возникает такое чувство, что мы начинаем работать с чистого листа, а впереди нас ждет светлое будущее. Это же неправда!

В России сложился яркий дисбаланс между экономическим, экологическим и социальным компонентами. Промышленное использование лесов характеризуется крайне низкой экономической эффективностью, экология, особенно на фоне Европы, находится на довольно благополучном уровне, а социальную составляющую по ряду признаков можно оценить как удовлетворительную. При выработке стратегии необходимо так выстроить  модель управления, чтобы подтянуть тот сектор, который больше всего «проседает». В случае с российским лесным комплексом главный «удар» стратегического планирования должен быть направлен на повышение экономической эффективности использования лесов.

Сейчас мы вынуждены говорить о том, что качество российских лесов ухудшается, и процесс этот пока не остановлен. Регионы развиваются по большей части стихийно, даже не пытаясь определить для себя экономические ориентиры, к которым следует стремиться.

– А кто должен сформулировать для регионов экономические цели?

– Я думаю, что это задача федерального уровня. К сожалению, в сегодняшнем варианте функция Рослесхоза заключается в отслеживании происходящих в лесном хозяйстве процессов. Существующая система лесоуправления основана на контроле за выполнением нормативов. Но она должна быть построена на достижении индикаторов по состоянию и качеству лесов, уровню экономической эффективности их использования. К тому же лесное хозяйство и лесная промышленность разведены по разным министерствам, что приводит к разорванности экономического цикла. С одной стороны, Рослесхоз и потребности лесного хозяйства, с другой – Минпромторг и интересы лесной промышленности. Но ресурс формируется именно при ведении лесного хозяйства. Когда качество леса никак не завязано на перспективы и потребности лесной промышленности, эффективное лесопользование невозможно в принципе.

Предположим, мы формулируем цель по увеличению в три раза ВВП в течение 20 лет. Самое смешное, что сейчас никто не сможет ответить на вопрос – возможно этого достичь  или нет? У нас нет критериев экономической оценки качества лесов, а значит, мы не можем сказать, какой экономический потенциал  имеет та или иная территория.

– На каких принципах держится лесоуправление в странах, где удалось добиться высокой эффективности использования лесов? 

– Лесные стратегии Финляндии и Швеции являются регулярно обновляемыми документами, где в основу заложены экономические результаты, измеряемые конкретными показателями. Главный экономический критерий – это отдача в денежном эквиваленте ВВП в год с одного гектара. В России принято судить о состоянии лесной экономики по стоимости круглого леса. Но, в классическом варианте, круглый лес – это еще не продукт, или не совсем продукт. Основная добавочная стоимость и основные налоговые поступления создаются при его переработке. Если у нас экономическая эффективность использования лесов пока пустой звук, то в Финляндии и Швеции она доведена до другой крайности – до максимума. При одинаковом качестве лесов «выхлоп» от его использования в России в 30 раз ниже, чем в Финляндии и Швеции. Возможно, нам не нужно стремиться к шведско-финскому «потолку», так как это может привести к сверхэксплуатации природной среды. Но, добившись хотя бы половины того, чего достигли скандинавские страны, мы получим устойчивую, динамично развивающуюся отрасль.

 

В России о состоянии лесной экономики до сих пор принято судить по стоимости круглого леса

– Все равно непонятно, что же нам мешает? Может, просто скопировать опыт северных соседей?

– Вряд ли это хорошая идея. Хотя экономическая эффективность использования лесов в Швеции и Финляндии примерно одинаковая, но даже в этих двух небольших странах модели управления имеют серьезные отличия. Если в Швеции компаниям дан чрезвычайный простор в принятии решений, что является элементом истории и культурной традиции, то в Финляндии государство довольно активно вмешивается в бизнес. При этом в этих странах есть и государственные, и частные леса. Это говорит о том, что, если мы правильно ставим перед собой экономическую цель, то можно добиться прекрасных результатов при разных управленческих моделей. Система управления должна подстраиваться под достижение поставленной цели.

– Предположим, вы правы. Но это не снимает с повестки дня главный вопрос: а нам-то что нужно делать, чтобы реанимировать отрасль?

– Если функциями государственного лесоуправления останется отслеживание процесса, а не достижение результата, то система будет перемалывать любое разумное начинание, любую инициативу, какой бы востребованной и интересной она ни была. В сущности, на протяжении последних десятилетий мы это и наблюдаем. Постановка цели должна быть предельно конкретной, а результат измеряем. При этом нужно определить экономические ориентиры для каждого лесного региона страны.

Децентрализация власти, которая явно наметилась с принятием нового Лесного кодекса в 2006 году, не была доведена до логического завершения. Процесс остановился на уровне децентрализации распределения денег, но регионы так и не получили самостоятельности в вопросах управления лесами. Простой пример: лесохозяйственные нормативы, необходимые для перехода на интенсивную модель использования лесов. Сейчас планируется разработка новых нормативов по трем лесным районам. Конечно, это серьезный прорыв вперед. Но одновременно это и компромисс, так как лесные районы весьма неоднородны.

Принятие единых нормативов, которые будут действовать в границах одного лесного района, не позволит достичь максимума экономических возможностей территорий. Когда в такой огромной стране, как Россия, нормативы принимаются и изменяются только на уровне федерального центра, длительные бюрократические процедуры и согласования приводят к постоянному запаздыванию содержания нормативов относительно экономических реалий.

– Вы хотите сказать, что нормативы должны приниматься на уровне регионов?

– А почему бы и нет? Хуже от этого точно не будет. Регионы должны сами выстраивать экономическую стратегию. Безусловно, федеральному центру следует установить рамки, гарантирующие баланс экономических, социальных и экологических интересов. На месте всегда виднее, какие на территории есть преимущества и какие механизмы следует включить, чтобы усилить плюсы и сгладить минусы. Когда все пытаются решать в Москве, начинается путаница и абсурд на местах.

 На федеральном уровне должны быть прописаны общие правила игры, требования к нормативам, определены цели экономического развития в соответствии с долговременными интересами государства. Но детализация общих требований должна быть привязана к конкретной территории. Все экономически развитые страны прошли через этот этап. Мне кажется, что экономический здравый смысл сильнее проявляется на уровне регионов, так как там люди больше связаны с конкретными процессами, образно говоря, ближе к лесу. 

 

Интервью вела Антонина КРАМСКИХ

 

 

 

Распечатать

← вернуться к списку



Большие перемены Большие перемены

В Госдуме разберутся с «дурной» единой субвенцией

Осенний призыв Осенний призыв

Акция «Живи лес!» намечена на 5 октября

Звериная суть Звериная суть

В России завершается разработка Стратегии развития охотничьего хозяйства



Александр Третьяков Александр Третьяков

Государственная инвентаризация лесов – важнейший элемент Лесной политики России

Алексей Яблоков Алексей Яблоков

Защита леса - это инстинкт самосохранения

Борис Романюк Борис Романюк

В России сложился яркий дисбаланс между экономическим, экологическим и социальным компонентами.

Когда лес быстрее системы Когда лес быстрее системы

Для оценки лесных ресурсов должен использоваться весь потенциал космических технологий

Особенности национальной инвентаризации Особенности национальной инвентаризации

Какая ГИЛ требуется России?

Приходи и бери Приходи и бери

Растить кедр мешает Лесной кодекс?

Короеда на них нет Короеда на них нет

В Подмосковье впервые прошли массовые посадки дубов

Лес на Патриарших Лес на Патриарших

Москвичам расскажут лесные истории языком фотографии

"Островной" леспромхоз

Как выжить «вольному» лесозаготовителю?

Анатолий Артеев: Анатолий Артеев: "Сырьевая база не пострадала"

Восстановительные работы могут «испортить» финансовые показатели крупнейшего экспортера леса в регионе

Главное - не наследить Главное - не наследить

Как соединить устойчивое развитие с максимальной выгодой

В режиме самоконтроля В режиме самоконтроля

Лесопромышленники будут следить за порядком в лесу вместе с госинспекторами

Губит лес вода? Губит лес вода?

Лесное хозяйство на Дальнем Востоке подсчитывает убытки

Самогонщики Самогонщики

Отчет МАК: лесопатрульный АН-2 с 12 пассажирами на борту могло погубить пьянство

"Как здорово, что все мы здесь..."

Всероссийский съезд школьных лесничеств собрал в Красноярске участников из 43 регионов

Какой слет без ошибаны? Какой слет без ошибаны?

На конкурсе школьных лесничеств не пришлось скучать педагогам

Это наша девочка! Это наша девочка!

Россияне успешно выступили на Х международном юниорском лесном конкурсе

Спасибо за амбиции Спасибо за амбиции

Монди СЛПК наградил победителей конкурса «Премия Лесной академии Коми»

Снова первые! Снова первые!

Забайкальские лесники оказались спортивнее строителей и финансистов

Захаровский кордон Захаровский кордон

Старейший работник Новосибирского лесничества Тимофей Захаров знает секрет долголетия






© Российские лесные вести, 2010-2012



Редакция | Для СМИ | Подшивка новостей | Реклама | Eng


Создание и поддержка сайта -

При полном или частичном копировании материалов ссылка на оригинал обязательна! Копирование материалов без указания ссылки на источник запрещено!