16+
RSS RSS   27 Октября 2013, 19:03
На главную

Актуально



Новости



Юрий Гагарин
Юрий Гагарин считает, что выход - в более тонком подборе методик ГИЛ и их комплексном использовании 11.10.2013, 12:37

Подходить к России с ее огромной территорией с каким-то одним рецептом по меньшей мере не разумно


Юрий Гагарин

Что мы знаем о наших лесах и насколько эта информация полна, точна, достоверна? Специалисты лесного хозяйства, ученые и экологи не устают повторять правильные слова о важности проведения государственной инвентаризации лесов (ГИЛ), позволяющей осознать истинное состояние лесного фонда страны и верно оценить горизонты. Что же сегодня происходит в области инвентаризации лесов, которая стартовала вместе с принятием Лесного кодекса в 2007 году? Дискуссии на эту тему развернулись в Брянске, где 10 октября состоялось Всероссийское совещание по вопросам использования материалов ГИЛ в интересах окружающей среды. После совещания нам удалось встретиться с заместителем руководителя Рослесхоза Юрием Гагариным, который курирует в федеральном агентстве это направление.

– Юрий Николаевич, как бы вы оценили уровень осведомленности государства о состоянии своей собственности? Насколько полную мы имеем информацию о качественных и количественных характеристиках российских лесов?

– В последние два года в профессиональной среде довольно активно обсуждается тема, связанная с государственной инвентаризацией лесов. В ноябре 2012 года на заседании Консультативного совета при Министерстве природных ресурсов и экологии России была предпринята попытка оценить итоги пятилетней работы,  связанной с ГИЛ. Фактически это стало первым публичным рассмотрением материалов ГИЛ. Парадоксально, но в составе государственной инвентаризации не оказалось данных о лесных ресурсах Российской Федерации. В материалах ГИЛ содержались данные о контроле за лесопользованием, за качеством проведения лесохозяйственных мероприятий, а вот сведений о том, сколько, собственно говоря, в России лесов и какие они, не было.

После подобных «открытий» приказом Минприроды была создана рабочая группа, которая должна была дать оценку проведенным работам, а при необходимости,  подготовить предложения по  усовершенствованию методологии ГИЛ. В ее состав вошли ведущие российские ученые, специалисты в области лесоучетных работ, экологи, представители общественных организаций. В их числе первый проректор Санкт-Петербургского лесотехнического университета Александр Алексеев, заведующий лабораторией ДЗЗ ИКИ РАН Сергей Барталев, директор ЦЭПЛ РАН Наталья Лукина, заведующий лабораторией ЦЭПЛ РАН Василий Жирин, руководитель лесной программы Гринпис России Алексей Ярошенко. Возглавил рабочую группу руководитель Федерального агентства лесного хозяйства Владимир Лебедев.

– Как же так случилось, что в материалах ГИЛ не нашлось места для столь важной информации? Денег не было или просто поленились ее собрать?

– Нет, информации, полученной на пробных площадках, было достаточно. Но ее  не смогли обработать, точнее, она не подлежала обработке  по причине неопределенности  размещения пробных площадей на территории лесов, допущенных ошибок при их стратификации.  И причина здесь не в лености чиновников, не в невнимательности исполнителей или дефиците финансирования. Проведенный рабочей группой анализ ситуации позволил сделать вывод, что в общем дизайне ГИЛ было допущено несколько принципиальных ошибок, и главная из них – некачественная стратификация лесов, которая базировалась на материалах лесоустройства. Не было учтено, что только 40% лесных территорий России имеют данные лесоустройства  менее десяти лет. При этом значительная часть из них  основана не на полевых исследованиях, а на материалах актуализации еще более ранних материалов лесоустройства.

С моей точки зрения, подвели именно устаревшие материалы лесоустройства. Качественную инвентаризацию ресурса невозможно сделать, основываясь на данных лесоустройства, проведенного 25-30 лет назад. За это время лесная территория могла пережить пожары, подвергнуться нападению вредных насекомых, возможно, происходили изменения породного состава, проводились вырубки, искусственное лесовосстановление. Когда мы получили первые результаты государственной инвентаризации, у ученых появилась возможность сопоставить материалы ГИЛ с собственными наблюдениями, данными государственного лесного реестра, информацией ФАО ООН. Расхождения получились колоссальные. В одной из областей площадь дубрав ни с того ни с сего увеличилась в 70 раз, а в другой области значительное количество мягколиственных насаждений превратилось в хвойные леса.

Для того, чтобы проверить выводы ученых,  Рослесхозом  были  проведены  натурные проверки результатов ГИЛ в трех федеральных округах – Дальневосточном, Приволжском и Центральном. Выяснилось, что от 20 до 60% пробных площадей закладывались в стратах, не соответствующих проектным. Другими словами, они не характеризовали состав и качество лесов, подлежащих описанию и включению выборки в генеральную совокупность. Предварительная стратификация вообще вещь опасная. Не случайно в мировой практике она используется только в Англии  и Новой Зеландии, то есть в странах, где имеется почти поштучный учет лесных насаждений, что с условиями России имеет мало общего. Также  слабым местом существующей методики ГИЛ является малая величина пробных площадей, что позволяет мягколиственным пробам попадать в хвойные выделы, и наоборот. В этой части мне представляются правильными решения, принятые в современной НИЛ Канады – дополнительное использование фотопроб значительного размера, в центре которых находятся наземные пробные площади.

– Судя по вашим словам, государство, как собственник лесов, не имеет достоверной информации о том, какими ресурсами оно владеет. И где же выход?

– К сожалению, это так. Но, принципиально, с моей точки зрения, то, что удалось найти причину, которая привела к искажению информации. Методика, взятая на вооружение при проведении ГИЛ, родом из Европы, а точнее из Чехии. Было бы наивно полагать, что 1,2 миллиарда гектаров российских лесов, расположенных в различных природно-климатических зонах, можно описать с помощью методики, отработанной на освоенных лесах небольшой европейской страны, где площадь лесного фонда составляет всего 2,6 миллиона гектаров.

Выход, я убежден, нужно искать в более тонком подборе методик и их комплексном использовании. Подходить к России с ее огромной территорией с каким-то одним рецептом по меньшей мере не разумно. К тому же используемая сегодня методика не устраивает нас ни с точки зрения финансовых затрат, ни с позиции сроков исполнения. С учетом существующего объема финансирования мы завершим первый цикл ГИЛ России только к 2024 году. Это недопустимо. С такими темпами мы рискуем удивить весь мир, так как сроков оценки лесов длительностью в 15 лет не было ни в одной стране.

Предлагаемые решения лежат, прежде всего, в сфере использования дистанционных технологий, развитие которых уже сегодня позволяет нам сокращать сроки и себестоимость лесоучетных работ. Применение многосенсорной концепции использования дистанционных методов с применением технологий радарной съемки – вот будущее перехода от статистических методов инвентаризации лесов к дистанционным.

Теперь о деньгах. С 2007 года на проведение мероприятий ГИЛ выделено около 4 миллиардов рублей, которых хватило на 20% территории лесного фонда (заложено 32 тысячи пробных площадей из 86 тысяч). Но не стоит забывать, что речь идет о хорошо освоенных территориях, где мы имеем транспортную доступность и относительно свежие материалы лесоустройства. Впереди у нас стратификация  и закладка пробных площадей  в труднодоступных лесах, где никогда не было наземного лесоустройства и  куда нужно будет доставлять людей и оборудование с применением авиации. Понятно, что закладка площадей на труднодоступных территориях – занятие весьма дорогостоящее. 

 

На освоенной территории страны предлагается сохранить существующую методику, но "работы над ошибками" не избежать

Решением этой непростой проблемы может стать переход на дистанционную стратификацию лесов, при которой с помощью дешифрирования космических снимков высокого разрешения и наземной таксации ключевых участков, характеризующих тот или иной тип лесорастительных условий (их групп), мы можем получать достоверные результаты с меньшими затратами. С 2007 года, когда только начиналась государственная инвентаризация лесов, наука не стояла на месте. Развитие дистанционных методов зондирования Земли открывает широкие возможности для оценки лесов, в том числе и с использованием отечественной космической группировки.

Сейчас активно развивается рынок космических съемок оптического диапазона высокого и сверхвысокого разрешения. К 2020 году, по оценкам экспертов, доступная радарная съемка высокого разрешения позволит дистанционно определять запас древостоев с приемлемой для наземных работ точностью. Уже сегодня ФАО ОНН проводит глобальную оценку лесов планеты с помощью дистанционного зондирования Земли со спутника. Даже Финляндия, с наличием транспортной инфраструктуры,  применяет два метода оценки лесных ресурсов – статистический способ в доступных лесах и дистанционный в отдаленных областях Лапландии. России тоже нужно идти путем комплексного использования различных методик.

– Что будет с уже проведенной работой?

– Это одна из главных наших задач – использовать большую базу качественных измерений, полученных с пробных площадей за пять прошедших лет.  На освоенной территории страны мы предлагаем  сохранить существующую методику, при этом исправив допущенные ошибки в стратификации лесов в течение 2014 года.  Заложенные пробные площади сохранятся в полном объеме, но в результате исправления ошибок в стратификации  они будут представлять уже иную выборку, характеризующую вновь образованную страту.

Там, где есть актуальные материалы лесоустройства, она работает. Другими словами, существующая методика подходит для исследования 35-40% лесфонда страны. А вот для остальной территории необходима разработка другой методики. Какой инструментарий будет в нее заложен – нам еще предстоит решить. Кстати, одна из главных задач совещания в Брянске – выслушать мнения ученых, экспертов, практиков относительно того, в каком направлении нам двигаться дальше. Итогом работы совещания должен стать поиск направления, в сторону которого будет развиваться новая методика. Ее разработку мы планируем завершить к середине декабря 2013 года.

– Если не произойдет форс-мажора и будет принят предложенный вами план действий, как быстро можно будет завершить первый цикл государственной инвентаризации лесов?

– Надеюсь, полную информацию о российских лесах мы сможем получить к 2018 году.

– Ваши планы подкреплены финансированием?

– Да. В отраслевой программе развития лесного хозяйства предусмотрено выделение в 2014-2016 годах средств на эти цели. Также в общую копилку средств, необходимых на получение информации о лесах, будут включены средства на лесоустройство, а это почти 1 миллиард рублей в год. Другими словами, информация о лесных насаждениях, полученная в результате таксации лесов,  будет учитываться и в данных ГИЛ.

– Многие экологи критикуют Рослесхоз за то, что агентство крайне неохотно открывает информацию, связанную с лесами. Когда мы увидим результаты ГИЛ и увидим ли их вообще?

– Согласен, что раньше информация о лесах была, образно говоря, за закрытыми дверьми. Сейчас ситуация кардинально изменилась. На Консультативном совете при министре природных ресурсов Российской Федерации было принято принципиальное решение о публичности данных государственной инвентаризации лесов. До конца нынешнего года Рослесхоз опубликует данные инвентаризации по 6 регионам страны, а к концу 2014 года общественности будут представлены данные ГИЛ всего по 19 субъектам РФ.

– Для кого материалы ГИЛ, попавшие в открытый доступ, будут особенно интересны?

– Помимо органов власти, где без материалов ГИЛ невозможно стратегическое планирование в принципе, информация о состоянии лесов будет крайне интересна науке. Я думаю, что публикация данных государственной инвентаризации лесов откроет путь для  научных исследований и получения новых знаний, прежде всего в сфере оценки биологического разнообразия лесов, выполнения лесами средообразующей и климаторегулирующей  роли. Естественно, эта информация представляет огромный интерес для экологических организаций, которые осуществляют общественный контроль за процессами, происходящими в наших лесах. Мы надеемся, что публичность и максимальная открытость данных приведет к тому, что и гражданское общество более активно включится в процесс управления лесами. Также, с моей точки зрения, инвентаризация лесов должна быть отделена от управления, хотя бы через механизмы общественного контроля. 

 

Интервью вела Антонина КРАМСКИХ

 

 

 

 

 

Распечатать

← вернуться к списку



На белую зависть На белую зависть

В Поморье вырастят древесину, «интересную» бизнесу

"Дали регионам кусок пирога"

Повышающий коэффициент сдобрят отменой лицензирования

Кому дать зеленый свет? Кому дать зеленый свет?

Белый дом ищет механизмы развития лесной сертификации



Татьяна Курлович Татьяна Курлович

Плантационное выращивание ягод – долгосрочные проекты, которые дивидендов быстро не принесут.

Константин АБАШЕВ Константин АБАШЕВ

Авиабаза – это своя специфика, своя наработанная технология

Юрий Гагарин Юрий Гагарин

Подходить к России с ее огромной территорией с каким-то одним рецептом по меньшей мере не разумно

Плюс инвентаризация всей страны Плюс инвентаризация всей страны

Вовремя завершить ГИЛ не мешает ничто?

Новоселов зовут в лес Новоселов зовут в лес

Системным проблемам отрасли дали оригинальный рецепт

Стар и млад Стар и млад

ЦБП и биоэнергетика обеспечат леспрому инновационный прорыв?

Шумы Мульты Шумы Мульты

Уникальная река покажет все красоты Алтая

В шубе, но без шапки В шубе, но без шапки

Защитники леса посадили дубы на Куликовом поле

Река победила море Река победила море

Жители Приморья признали самым удивительным природным памятником реку Бикин

Где купить сертификат? Где купить сертификат?

Участникам рынка объяснили, какие опасности ждут за границей

Опилки вместо угля Опилки вместо угля

Тюменская область сэкономит 500 миллионов рублей в год за счет биотоплива

В замедленном темпе В замедленном темпе

Долги прирастают Сибирью

Доброволец Бек Доброволец Бек

Четвероногий друг стал помощником на пожарах

Давайте прощаться Давайте прощаться

«Авиалесоохрана» создает «Леса памяти»

Секретная пуля Секретная пуля

Полиция Забайкалья пыталась скрыть причину смерти «черного» лесоруба?

Без чудес спасают лес Без чудес спасают лес

Что такое буссоль и как командовать на пожаре – узнали школьники в «Пермских медведях»

Молодежь - как саженцы Молодежь - как саженцы

Какие специалисты нужны современному работодателю?

Съезд эпохи Ренессанса Съезд эпохи Ренессанса

Встреча в Красноярске показала, что процесс возрождения школьных лесничеств пошел

Так и знай! Так и знай!

Студенты вузов померялись силами в лесном хозяйстве

Хорошо пошли! Хорошо пошли!

Заслуженный лесовод РФ Нина Никанорова выращивает «свои» сосны для рязанских лесов

Кто, если не мы? Кто, если не мы?

Семья Шабуниных выбирает «дефицитную» профессию






© Российские лесные вести, 2010-2012



Редакция | Для СМИ | Подшивка новостей | Реклама | Eng


Создание и поддержка сайта -

При полном или частичном копировании материалов ссылка на оригинал обязательна! Копирование материалов без указания ссылки на источник запрещено!