16+
RSS RSS  29 Августа 2016, 19:40

Актуально
В Дивногорске проходит XXII краевой слет школьных лесничеств В Дивногорске проходит XXII краевой слет школьных лесничеств

В Дивногорском лесхоз-техникуме проходит слет школьных лесничеств. В нем принимают участие около 130 юных лесоводов из 41 района Красноярского края.

Абитуриенту-2015 Абитуриенту-2015

Уважаемые читатели сайта, в выпуске газеты "Российские лесные вести" от 23 июня этого года собран уникальный материал об истории создания лесных учебных заведений России

Совет Федерации одобрил изменения в Лесной кодекс РФ Совет Федерации одобрил изменения в Лесной кодекс РФ

На заседании Совета Федерации одобрено внесение изменений в Лесной кодекс РФ и отдельные законодательные акты РФ в части совершенствования регулирования лесных отношений.






Алексей Бобринский
Алексей Бобринский считает, что многие сферы лесных отношений нуждаются в «настройке» 28.03.2014, 13:21

Перенастройка лесных отношений – сложный, болезненный и длительный процесс


Алексей Бобринский

Как вывести санитарные рубки на чистую воду?

Консультант Всемирного банка Алексей Бобринский прямо говорит, что ситуация с защитой лесов в России достигла «пика неудовлетворенности». Несмотря на то, что лесное законодательство в последнее время меняется буквально на глазах, далеко не все эксперты настроены оптимистично. Среди сомневающихся в том, что предложенные изменения Лесного кодекса по защите леса способны существенно изменить плачевное состояние дел в этой области, и Алексей Бобринский. Консультант Всемирного банка убежден, что сегодня необходимы более решительные меры.

– Алексей Николаевич, в последнее время лесное законодательство меняется столь стремительно, что у специалистов порой не хватает времени, чтобы адекватно оценить все преимущества перемен и связанные с ними риски. Как вы считаете, какие проблемы в сфере защиты лесов удастся решить путем шлифовки законодательства, а что останется «за кадром»?

– Прежде всего, надо сказать, что сама по себе попытка внести поправки в Лесной кодекс, связанные с защитой лесов, очень радуют. Сегодня многие области лесных отношений нуждаются в «настройке». Не секрет, что проведение санитарных рубок порой приводит к острым социальным конфликтам. Большинство обывателей не понимают, что больной лес подобен раковой опухоли: если зараженный лесной участок вовремя не срубить, то болезнь может сильно расползтись. Яркий пример – ветровалы, от которых в конце 90­-х годов прошлого века серьезно пострадали леса Московской области. Местное население пострадавших от стихии районов подозревало лесников в том, что они намеренно под санитарные рубки отводят здоровый лес. Хотя, и я все время это подчеркиваю, освобожденные от зараженных вредителями деревьев площади были засажены елью, которая сейчас прекрасно себя чувствует. Каждый в этом может убедиться сам, посмотрев места старых ветровалов. Возможно, тогда и были отдельные нарушения, но это скорее было исключением из правил.

Перенастройка лесных отношений – сложный, болезненный и длительный процесс, который не происходит здесь и сразу. К сожалению, многие лесники до сих пор враждебно относятся к последнему Лесному кодексу 2006 года, не понимая, что пути обратно просто не существует. Желание вернуть лесное хозяйство к советскому образцу объективно невозможно.

– В таком случае как вы оцениваете последние законодательные инициативы, связанные с защитой лесов? Это попытка реанимировать устаревшие правила игры или желание адаптироваться к новым условиям?

– Безусловно, часть поправок в Лесной кодекс являются весьма актуальными, способными снизить негативное воздействие на леса. Но, с моей точки зрения, они принципиально не меняют ситуацию, носят скорее паллиативный характер, устраняя отдельные недостатки, далеко не самые проблемные. Именно по этой причине они не могут дать того эффекта, который все ждут. В частности, в Лесном кодексе сохраняется путаница понятий, связанных с санитарными рубками. Очевидно, что никакими документами лесного планирования невозможно предусмотреть мероприятия, связанные с ликвидацией последствий лесных пожаров или, скажем, ветровалов, так как эти явления практически не поддаются прогнозированию. Сейчас, чтобы убрать последствия ветровала, необходимо, чтобы специальная комиссия провела лесопатологическое обследование и согласовала его. Затем следуют процедуры отвода лесосеки. Бюрократические манипуляции проходят медленно, а ситуация, связанная с распространением вредителей и болезней леса, меняется стремительно. При этом ни те, кто занимается лесопатологическим обследованием, ни те, кто реально отводит лесосеку, не несут серьезной ответственности за результаты своей работы. Учитывая, что отвод лесосеки обычно проводится за счет денег арендатора, налицо конфликт интересов. Ведь специалист, занимающийся отводом лесосеки, работает на деньги того, кто будет рубить лес. А тот, кто будет рубить, заинтересован в том, чтобы убрать не только больные и поврежденные деревья, но и, возможно, прихватить ликвидную древесину. В Московской области это не очень распространено, а подальше от центра – в Сибири и на Дальнем Востоке санитарные рубки нередко проходят с серьезными нарушениями.

Главная проблема заключается в том, что санитарные рубки рассматриваются законодательством как вид использования лесов со всеми вытекающими последствиями. И предложенные поправки Лесного кодекса этой темы, увы, даже не касаются.

– Вы считаете, что при проведении санитарных рубок необходимо абстрагироваться от экономической составляющей?

– Нет. Я считаю, что в защитных лесах, где не стоит задача выращивания товарной древесины, санитарные рубки не должны квалифицироваться как использование лесов. Речь идет о том, что сначала нужно рубить, а только потом вносить изменения в документы лесного планирования. Но не наоборот. Ведь сейчас сначала нужно внести эти пресловутые изменения, которые невозможно запланировать и предусмотреть заранее, и только потом приступать к санитарным рубкам.

– Другими словами, вы предлагаете бороться с очагами вредных насекомых, устранять последствия пожаров и ветровалов, так сказать, по факту, и только потом менять планы использования лесов. Как тогда быть с конфликтом интересов, который при этом механизме может приобрести еще более внушительные масштабы? Ведь возможностей для вырубки здоровых деревьев станет значительно больше. Причем проверить, правильно ли были назначены рубки, когда дело уже сделано, будет довольно сложно. Вы не боитесь наступления «коррупционной составляющей»?

– Я так не думаю. Проверить обоснованность назначения санитарных рубок не представляет никакой сложности. Сегодня вопросы возникают только потому, что решение о рубке принимается «не прозрачно» и его обоснованность не может быть оценена «посторонними» специалистами или просто заинтересованными людьми. Информация о таких решениях за редчайшим исключением сейчас недоступна. Прозрачность назначения санитарных рубок может быть обеспечена обязательной публикацией материалов лесопатологического обследования в интернете. Я уверен, что материалы должны размещаться не на сайтах региональных органов власти, как предлагается в законопроекте, а на федеральном информационном портале. Причем публиковаться должны не просто результаты обследования, а картографический материал с указанием границ участков, где намечены санитарные рубки. Создать такой ресурс – не проблема. Если же информация будет публиковаться на региональных сайтах, то невозможно будет отслеживать проведение рубок, а, значит, и эффективного, в том числе и общественного, контроля не будет. В идеале необходимо связать легальность действий, касающихся проведения санитарных рубок, с размещением материалов на открытой информационной площадке. Причем важно на законодательном уровне определить строгие временные рамки, достаточные для проведения проверочных мероприятий. Другими словами, информация должна находиться в интернете хотя бы три недели прежде, чем в лес придет человек с топором.

– Кто, с вашей точки зрения, должен проводить лесопатологическое обследование и назначать рубки?

– Это может делать любой дипломированный специалист, но по жесткому, прозрачному стандарту, которого сейчас, к сожалению, нет. Существуют методические документы, которые содержат немало противоречий и неточностей. Основная беда в том, что они опираются на материалы лесоустройства, которые в подавляющей массе устарели и не соответствуют действительности. Другими словами, у нас заведомо неверная точка отсчета. Усугубляет ситуацию то, что не достаточно определен порядок описания границ новых участков. На практике специалисты сталкиваются с тем, что помимо лесопатологического обследования необходимо заново проводить таксацию древостоя. А это мало, кто делает. Это одна из самых тяжелых проблем.

– Судя по результатам проверок, связанных с правильностью назначения и проведения санитарных мероприятий, нарушения носят массовый характер. Как снизить неприятную статистику?

– Должен быть выработан четкий механизм приостановления действия документов, санкционирующих проведение таких рубок. Например, основанием для отзыва документов, разрешающих рубку, могли бы стать результаты государственного лесопатологического мониторинга.

– Как вы относитесь к идее возложить на арендаторов проведение лесопатологического обследования? Не боитесь того, что арендаторы воспользуются этой возможностью, чтобы под маркой санитарных рубок вырубить здоровый лес?

– Не больше, чем сейчас. Сегодня лесопатологическое обследование на арендуемых участках и так проводится на деньги арендаторов. Беда в том, что ответственность за проведение лесопатологического обследования прямо лесным законодательством ни на кого не возложена. Есть правила санитарной безопасности, согласно которым лесопатологическое обследование должно обеспечиваться региональными органами власти. Но из Лесного кодекса это прямо не следует. На практике лесопатологические обследования на арендованных участках проводятся на деньги лесопользователя. На это не тратится ни копейки бюджетных средств, и конфликт интересов присутствует, что называется, в полный рост. Преодолевается это тем, что в регионах, где обеспокоены этой проблемой, волевым порядком принимают только материалы Рослесозащиты, которая является государственным учреждением.

– Нет ли противоречия в ваших словах? С одной стороны, вы говорите, что идея хорошая, а с другой – признаете, что она становится источником нарушений?

– Источник нарушений не в том, что обследованием занимаются арендаторы, а в том, что отсутствуют прозрачные и понятные правила его проведения. При этом я настаиваю на том, что при проведении лесопатологического обследования следует делать и таксацию древостоя, чтобы не было соблазна ссылаться на устаревшие материалы лесоустройства.

– Не приведет ли это к усилению финансовой нагрузки на арендаторов?

– Нет, эти работы содержат множество одинаковых технологических приемов. Практически, к привычной схеме лесопатологического обследования должно добавиться только измерение высоты отдельных деревьев и описание границы оцененного участка леса.

Описание границы участка действительно увеличивает трудоемкость. Однако оно в любом случае делается. Только сейчас это происходит при отводе лесосеки. Другими словами, лесопатолог «санкционирует» санитарную рубку в приблизительно определенных границах, а устанавливаются эти границы при отводе лесосеки, который делается совсем другими специалистами за деньги лиц, намеренных рубить эту лесосеку. Налицо разрыв ответственности, усугубленный конфликтом интересов, о котором мы уже говорили.

Если системно подходить к проблеме «финансовой нагрузки», то следует говорить о производительности труда в этой области. Сейчас, по действующим нормативам, связку лесопатологического обследования, таксации и отвода лесосеки может обеспечивать бригада из 4­5 человек. Такая бригада, используя допотопную буссоль и мерную ленту, выдает пакет документов обследования, таксации лесосеки и ее границы в виде прорубленных визиров и столбов по углам. Если мы дадим лесопатологу в руки актуальный космоснимок участка, тот же объем обследования и отвода лесосек без выноса границ в натуру могут делать 1­2 человека. Точность виртуального определения границ по космоснимку вполне сопоставима с «буссольной» технологией, но при этом мы исключаем обрыв ответственности за конечный результат и получаем весь пакет документов, включая материальную оценку выбираемого запаса древесины из одних рук.

В настоящее время доступны качественные российские космоснимки с хорошим пространственным разрешением, которые можно и нужно использовать для таких целей. Более того, современная лесозаготовительная техника оснащается средствами спутниковой навигации. В этом случае соблюдение пределов лесосеки обеспечивается программными средствами, исключающими рубку деревьев за пределами виртуальной границы. Трудоемкий вынос границы лесосеки в натуру не нужен. В итоге можно рассчитывать на кратное увеличение производительности за счет высоких технологий и сокращение удельной себестоимости всего комплекса мер, обеспечивающих санитарную рубку. Увеличение производительности позволит принципиально снизить затраты времени на подготовку санитарной рубки.

Если наводить порядок в лесу, то следует развивать лесное законодательство, ориентируясь на лучшие технологии и прозрачность действий через своевременную публикацию материалов лесопатологического обследования и использование лесопатологического мониторинга для государственного контроля обоснованности санитарных рубок. Вот такими мерами мы серьезно продвинемся к формированию успешной практики лесного хозяйства, обеспечивающей неистощительное использование лесных ресурсов.

Беседовала Антонина КРАМСКИХ

 

Распечатать

← вернуться к списку



Природные дали Природные дали

В России до конца этого года может быть принята Стратегия экологической безопасности

Эффект роста Эффект роста

В России внедрят модель интенсивного лесопользования

Время для новых решений Время для новых решений

Для повышения эффективности охраны лесов от огня Рослесхоз предлагает принять ряд серьезных управленческих решений



Сергей Жвачкин Сергей Жвачкин

«Зелёное золото» региона

Владимир Заболоцкий Владимир Заболоцкий

Путь к успеху

Елена Вавилова Елена Вавилова

Лесная отрасль Красноярского края: перспективы развития

Экспорт по правилам Экспорт по правилам

Технологию маркировки древесины ценных лесных пород и заполнение декларации о сделках с древесиной уточняют на практике

Лесоустройство под заказ Лесоустройство под заказ

Почему столь важная для ведения хозяйства работа идет туго?

Молодняк оказался в плюсе Молодняк оказался в плюсе

Будет ли государство стимулировать арендаторов для полноценного воспроизводства лесов?

Живой памятник героям Живой памятник героям

В честь воинов, павших в Великой Отечественной войне, в Москве высадили березы

«Лес Победы»: влиять на будущее может каждый «Лес Победы»: влиять на будущее может каждый

Жители Поморья посадили свыше 80 тыс. деревьев и кустарников

Вспомнят и через столетия Вспомнят и через столетия

В Республике Алтай высаживают свой «Лес Победы»

Надежная крыша Надежная крыша

Россияне все больше предпочитают деревянные дома, а не квартиры в высотках

Особенная стройка Особенная стройка

Турецкая компания вложит $200 млн в создание деревообрабатывающего производства в Калужской области

Сажаем клюкву Сажаем клюкву

Первая лесная ягодная плантация появится в Архангельской области

Самые первые прыжки Самые первые прыжки

Воздушные тренировки федеральной Авиалесоохраны прошли в Московской области

Лесные биометоды: антагонисты против интервентов Лесные биометоды: антагонисты против интервентов

Несмотря на серьезные трудности, российские ученые работают над возрождением и совершенствованием эффективных методик борьбы с насекомыми-вредителями

На грани катастрофы На грани катастрофы

Российские леса рискуют оказаться беззащитными перед вредителями

Хоть полмира обойдешь, а такого не найдешь Хоть полмира обойдешь, а такого не найдешь

Финал XII Всероссийского юниорского лесного конкурса «Подрост» прошел в Тверской области

Школьные лесничества: от Северного Ярцево до Южного Ермаковского Школьные лесничества: от Северного Ярцево до Южного Ермаковского

В Красноярском крае взят курс на развитие движения школьных лесничеств

Авиалесоохрана – крупным планом Авиалесоохрана – крупным планом

В Воронеже открылась выставка фотографий «Человек и стихия. Воздушные пожарные Авиалесоохраны»

Свою работу надо любить и знать Свою работу надо любить и знать

Старший инструктор ПДПС ФБУ «Авиалесоохрана» Владимир Антипин, победитель Всероссийского фестиваля «Созвездие мужества», рассказал о работе воздушных пожарных в Забайкальском крае:

СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ

25 июня 2015 года, в возрасте 83 лет скончался Александр Григорьевич Малюгин. Он отдал всю свою жизнь службе русскому лесу.

90 лет и два месяца 90 лет и два месяца

Такой долгий век был отмерян этому удивительному человеку

Абитуриенту-2015 Абитуриенту-2015

Эти вузы задают уровень качества образования в отрасли






© Российские лесные вести, 2010 - 2014



Редакция | Для СМИ | Подшивка новостей | Реклама | Eng


Создание и поддержка сайта -

При полном или частичном копировании материалов ссылка на оригинал обязательна! Копирование материалов без указания ссылки на источник запрещено!

быстрый выкуп автомобилей