https://onaego.com

Русский язык English RSS RSS PDA   24 Июня 2012, 10:23
Вся Россия 04.05.2012, 16:48
0

Из одной крайности - в другую


Из одной крайности - в другую

Нужно ли ужесточать наказание за незаконные рубки?

Согласно официальной статистике, в России в 2011 году было незаконно вырублено 1,2 миллиона кубометров древесины. Эксперты считают, что реальные масштабы нарушений более значительны. Попытки правоохранительных органов справиться с «черными» лесорубами пока не дали ощутимых результатов. Однако вопрос – надо ли ужесточать санкции за нарушения лесного законодательства – несмотря на кажущуюся очевидность ответа, порождает в среде профессионалов дискуссию. По мнению некоторых специалистов, отдельные нормы закона по своей жесткости и так доведены до предела. В итоге уголовниками становятся обычные граждане, срубившие елку на Новый год. Между тем масштабно орудующие «черные лесорубы» продолжают спокойно трудиться на ниве нелегального бизнеса.

В последнее десятилетие законодательство в сфере незаконных рубок постоянно менялось в сторону ужесточения наказания. Статья 260 Лесного кодекса, предусматривающая уголовное наказание за незаконную рубку или повреждение до степени прекращения роста лесных насаждений – яркое тому подтверждение. При этом уголовным преступлением незаконная рубка становится, если причинен ущерб в значительном,  крупном или особо крупном размере.

Казалось бы, все логично, причинил серьезный ущерб государству – тебя ждет неминуемое и суровое наказание. Но подвох в том, что под значительным размером признается ущерб, который исчисляется по утвержденным российским правительством таксам и превышает 5 тысяч рублей. Соответственно, крупный ущерб начинается с 50 тысяч рублей, а особо крупный – со 150 тысяч рублей. Попросту говоря, ущерб в 5 тысяч рублей считается достаточным, чтобы при самом жестком варианте посадить человека на срок до 1 года.

Ущерб определяется по утвержденным правительством таксам. Ущерб от незаконной рубки сосны с диаметром ствола более 12 сантиметров, например, оценивается в 50-кратной таксовой стоимости. На это «накручиваются» корректирующие коэффициенты.  За нарушения, совершенные в защитных лесах, на особо защитных участках эксплуатационных лесов, на особо защитных участках защитных лесов, на особо охраняемых природных территориях, ущерб увеличивается от 2 до 5 раз. Если нарушение совершено в декабре или январе, ущерб увеличивается еще в два раза. Другими словами, при расчете ущерба обычная таксовая стоимость автоматически умножается на 50, а затем эта сумма увеличивается на корректирующие коэффициенты, а под занавес, если речь идет о декабре или январе, умножается в два раза.

При грубом подсчете получается, что любая сосна, незаконно срубленная, к примеру, в Калининградской области, «тянет» на 5 тысяч рублей, а, значит, автоматически наступает уголовная ответственность. Реальность такова, что за рубку почти любого дерева на территории лесного фонда можно сесть в тюрьму.

Если присмотреться к сложившейся в регионах судебной практике, то картина происходящего предстает в еще более мрачных красках. Если легальный арендатор, оператор харвестера или гражданин, действующий в соответствии с договором купли-продажи, рубит дерево за границей участка (даже по случайности), то, согласно нашему законодательству, он совершает уголовное преступление. При этом зачастую у людей нет никакого умысла и желания преступать черту закона. Элементарно участок может быть не четко отмечен, или клеймение сделано некачественно, или лесосека была отведена летом, а зимой границы стерлись. Не стоит забывать, что операторы харвестеров работают в несколько смен, не только днем, но и ночью, когда вероятность ошибки увеличивается в разы. Нюансы можно перечислять долго.

Если раньше подобные нарушения можно было перевести в плоскость административного наказания, когда должностные лица наказывались штрафами в значительно больших размерах, нежели гражданин, то теперь такая возможность исчезла. Раньше за нарушение правил заготовки легальные лесозаготовители выплачивали государству неустойку, и все. При этом ответственность ложилась на юридическое лицо. Сейчас все перевернуто с ног на голову.

В ряде регионов операторы харвестеров – через одного теперь люди с уголовным прошлым. До реального лишения свободы пока не доходило, но условные сроки – явление не столь уж редкое. Все зависит от судебной практики, сложившейся в конкретном регионе. При отрицательной судебной практике правоохранительные органы теряют интерес к подобного рода нарушениям. Но если возбужденные уголовные дела завершаются обвинительными приговорами, то сотрудники полиции еще более активно выявляют так называемые незаконные рубки.

Понятно, что привлечь к ответственности легально работающего вальщика леса несравнимо проще, чем гоняться за бригадой «черных лесорубов», которые привыкли работать под покровом ночи, с соблюдением мер предосторожности. Не секрет, что подобные бригады технически весьма продвинуты, владеют информацией о проводимых правоохранительными органами операциях, имеют спутниковую связь и весьма мобильны.

Есть еще один интересный нюанс. Если сумма ущерба составляет менее 5 тысяч рублей – наступает административная ответственность, в том числе конфискация орудия, с помощью которого совершено нарушение. «Орудие» – это харвестер, трелевочный трактор или, на худой конец, бензопила. Словом, недешевое имущество. На другой чаше весов – случайно срубленная сосенка. Выбор у легального лесозаготовителя невеселый: либо подвести работника под статью, либо лишиться дорогостоящей техники.

Были и вовсе  анекдотические случаи, когда административные дела составлялись на водителей, которые, чтобы вытащить застрявшую машину, рубили в придорожной полосе несколько деревьев ольхи, клали их под колеса и были застигнуты, так сказать, с поличным и оштрафованы.
Другой пример. В Архангельской области легальный заготовитель совершил рубку семи деревьев за пределами отведенной лесосеки. Если раньше существовала 50-метровая полоса, случайно забравшись в которую, лесозаготовитель платил неустойку, то теперь отступление даже на метр за границу лесосеки можно интерпретировать как уголовное преступление. В этом случае в отношении оператора попытались возбудить уголовное дело. Но арендатор включил все свои возможности, чтобы защитить работника. Ему удалось убедить сотрудников правоохранительных органов, что злого умысла не была, а произошла досадная случайность. В итоге на свет появилось дело об административном правонарушении, и харвестер конфисковали. Ущерб от незаконной рубки оценили в 57 тысяч рублей, а стоимость харвестера составила 10 миллионов рублей.

Бизнесмену, который дошел до Конституционного суда, повезло: харвестер находился у него в аренде и Конституционный суд отменил решение о конфискации. Однако многие легальные лесозаготовители полагают, что если и дальше ужесточать законодательство, то мы придем к полнейшему  правовому абсурду, когда на работу в лес и калачом не заманишь.

Существует мнение, что в России наблюдается явно нездоровая тенденция: с одной стороны, тема незаконных рубок приобретает в обществе все больший резонанс, правоохранительные органы повышают активность, с другой – борьба с незаконными рубками приобретает искаженную форму, когда наказание настигает, главным образом, легальных лесозаготовителей или граждан, срубивших одно-два дерева. Тем временем серьезные преступные группировки, которых задержать непросто и еще труднее доказать в суде  их вину, продолжают заниматься рубками почти в промышленных масштабах.

Что мы имеем в результате? Несоизмеримо жесткое наказание для гражданина, который по неосторожности или невнимательности может получить в своей биографии уголовный эпизод, постоянно висящую над арендатором опасность лишиться техники и практически ничем не омраченные будни для тех, кто промышляет нелегальным бизнесом.
Эксперты считают, что оптимальный выход из этой ситуации – развивать правоприменительную практику, четко при этом классифицировав, что такое «незаконная рубка».

Антонина КРАМСКИХ

комментарий

Николай КРОТОВ, заместитель руководителя Федерального агентства лесного хозяйства

– Комментируя ситуацию с незаконными рубками, я был бы очень осторожен, особенно когда речь идет об интерпретации цифр. Согласно официальным данным, в 2011 году удалось взыскать всего 2,4 процента от суммы нанесенного ущерба, а раскрываемость составила 54 процента. Если соотнести эти цифры, то получится, что примерно каждое второе раскрытое нарушение связано с физическими лицами, которые нанесли минимальный ущерб, но достаточный для возбуждения административного производства или уголовного дела. И вот они-то заплатили ущерб на все 100 процентов. А хорошо организованные группы нелегальных лесозаготовителей вышли «сухими из воды».

Для того, чтобы понять истинную картину происходящего, необходимы более корректные показатели. И один из них – средний объем незаконно заготовленной древесины, приходящийся на один случай. Зная эти данные, действительно, можно судить, насколько эффективно в регионе противодействуют незаконным рубкам. Одно дело, когда фиксируются нарушения с объемом незаконно заготовленной древесины в один кубометр, и совсем другое, когда мы имеем 3 тысячи кубометров в виде одного случая незаконных рубок. Закономерно задать вопрос: это сколько же должен был рубить лес нелегальный заготовитель и где все это время был лесничий?

Если же говорить о незаконных рубках в целом, то мое отношение к этому вопросу, наверное, серьезно отличается от позиции многих моих коллег. В некоторых регионах к уголовной ответственности в массовом порядке привлекаются операторы харвестеров, которые вышли за территорию участка. Раньше подобного рода нарушения легальному лесозаготовителю грозили неустойкой. Теперь к ответственности привлекают физических лиц, то есть операторов харвестеров, которые получают судимость, а арендатор находится в роли стороннего наблюдателя. На мой взгляд, мы имеем довольно запутанные и не всегда понятные правила лесопользования, где велика возможность ошибки, и при этом суровые санкции за их нарушения.

 

← вернуться к списку  на печать

0
Комментарии
Ваше имя →

← Введите код

*Комментарии проходят модерацию. Сообщения, содержащие оскорбления, национальную неприязнь или призыв к действиям, противоречащим законодательству РФ, будут удалены!

0
В Рио-де –Жанейро обсуждают экологическое значение лесов России 22 2012, 17:26
В Рио-де –Жанейро обсуждают экологическое значение лесов России

Глава Рослесхоза принял участие в Конференции по вопросам окружающей среды и устойчивого развития «Рио+20»


0
Лесное агентство Калининградской области готово к работе в условиях чрезвычайной ситуации 22 2012, 17:14
Лесное агентство Калининградской области готово к работе в условиях чрезвычайной ситуации

Сотрудники агентства приняли участие в штабной тренировке с МЧС по ликвидации лесных пожаров


0
Последняя пятилетка для разбега 22 2012, 16:11
Последняя пятилетка для разбега

Как российской ЦБП за малый срок стать инновационной?


0
Издержки национальной гордости 22 2012, 15:41
Издержки национальной гордости

Экологи предлагают избавиться от мифов и уйти от пустых формулировок с пафосной начинкой


0
Неуд за формальный подход 15 2012, 13:55
Неуд за формальный подход

Рослесхоз следит за полномочиями


0
Доход и прибыль должны знать свое место 08 2012, 12:28
Доход и прибыль должны знать свое место

Лесное хозяйство ищет ориентиры


Вся Россия
Центральный ФО
Южный ФО
Северо-Западный ФО
Дальневосточный ФО
Сибирский ФО
Уральский ФО
Приволжский ФО
Северо-Кавказский ФО

В Рио-де –Жанейро обсуждают экологическое значение лесов России В Рио-де –Жанейро обсуждают экологическое значение лесов России

Глава Рослесхоза принял участие в Конференции по вопросам окружающей среды и устойчивого развития «Рио+20»

Лесное агентство Калининградской области готово к работе в условиях чрезвычайной ситуации Лесное агентство Калининградской области готово к работе в условиях чрезвычайной ситуации

Сотрудники агентства приняли участие в штабной тренировке с МЧС по ликвидации лесных пожаров

В Красноярский край направлены дополнительные силы для борьбы с лесными пожарами В Красноярский край направлены дополнительные силы для борьбы с лесными пожарами

Рослесхоз перебрасывает в регион 80 парашютистов-десантников из Республики Тыва

Уровень знаний лесопатологов Калужской области признан удовлетворительным Уровень знаний лесопатологов Калужской области признан удовлетворительным

Рослесхоз проверил квалификацию специалистов областного министерства лесного хозяйства

Архангельская область заключила соглашение с «Группой «Илим» Архангельская область заключила соглашение с «Группой «Илим»

Документ направлен на долгосрочное сотрудничество в сфере лесопользования и глубокой переработки древесины

Все новости


В Рио-де –Жанейро обсуждают экологическое значение лесов России В Рио-де –Жанейро обсуждают экологическое значение лесов России

Глава Рослесхоза принял участие в Конференции по вопросам окружающей среды и устойчивого развития «Рио+20»

Последняя пятилетка для разбега Последняя пятилетка для разбега

Как российской ЦБП за малый срок стать инновационной?

Взяли в клещи Взяли в клещи

Кровососы расползаются. Где искать спасенье?

Все средства связи хороши Все средства связи хороши

Рослесхоз внедряет новые методы и технологии для предупреждения огня

Экономика недооцененного ресурса Экономика недооцененного ресурса

В поиске рецепта от крутых виражей

Все новости


Единая автоматизированная информационная система лесной отрасли – это:
Требование времени, реальный путь к наведению порядка в российских лесах

Хорошая идея, но труднореализуемая

Бесполезная затея, трата времени и средств

Ничего в этом не понимаю и понимать не хочу







© Российские лесные вести, 2010-2011

При копировании материалов ссылка на сайт обязательна!

Редакция | Для СМИ

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Система Orphus

Создание и поддержка сайта - Artleks