https://onaego.com

16+
RSS RSS PDA   01 Августа 2014, 02:28
Наша страница на Фейсбук
На главную

Актуально





Программа­-максимум. Или минимум?
В ВИПКЛХ рассуждали, как учить дальше 04.04.2014, 18:12

Программа­-максимум. Или минимум?


Ученые обсудили, как развернуть мозги тех, кто учит принимать управленческие решения

– Для меня образование – это локомотив движения. Без него нет ничего. Только дремучему ничего не надо, у него и так все хорошо, – афористически заметил в кулуарах встречи ректор ВИПКЛХ профессор Анатолий Петров.
– Вы сказали, что с управлением лесами у нас – беда.
– Это президент России признал, что беда. Если бы не было беды, Путин не собирал бы Госсовет в Улан­Удэ и не давал бы поручения.
– Если программу подготовки, о которой говорили два последних дня, взять за основу – это поможет исправить положение?
– Думаю, да.

«Каждый пишет, как он дышит»

Так о чем же толковали в ВИПКЛХ три десятка ученых, в том числе – представители восьми вузов?
О том, что Евросоюз через Всемирный банк ассигновал без отдачи некую сумму, которая должна материализоваться в учебное пособие. В пособие (ему предстоит увидеть свет буквально через пару месяцев) должны войти четыре модульные программы для подготовки бакалавров и магистров, которые в перспективе придут работать в органы государственного управления лесами разных уровней.

Все четыре программы касаются управления и правоприменения в области использования лесов, их воспроизводства, защиты от вредителей и охраны от пожаров. Написали их известные и уважаемые в своей сфере люди, к тому же – с богатым опытом практической работы: первый проректор ВИПКЛХ Надежда Ловцова, заведующий отделом ВНИИЛМ Николай Проказин, консультанты Всемирного банка Алексей Бобринский и Николай Коршунов.

По поводу последнего гости из Красноярска были очень горды: наш выпускник! Такой молодой, а как высоко взлетел! Значит, неплохо учим.

Вот как раз о том, как учим, и поговорили. Разговор вышел прямой: студент теперь не тот, науки впитывает неважно, самообразование слишком академично, оторвано от «земли», и выпускник, придя на работу, ориентируется слабо, да и с общей культурой – швах. Недавно в Пушкино раздали анкеты слушателям, там была графа: где прежде повышали квалификацию? Один из молодых изобразил это так: «Тутаже».

Кто нам это навязывает?

Удивительно, но на столь безрадостном фоне не обошлось без подозрений в адрес мировой закулисы: неспроста деньги сует, либо заработать на нас хочет, либо свое навязать. Услышав такое, Анатолий Петров решил сразу расставить все точки над «i»:
– Евросоюз дает деньги безвозмездно, в рамках известного проекта ФЛЕГ, Всемирный банк – только оператор, решение делать это подписано на уровне российского правительства; программы, которые мы составили, не затея Всемирного банка, это наши предложения, они будут реализованы через учебное пособие, – разъяснил профессор и перешел к сути: – На качество этого пособия вы можете повлиять, для чего вас и собрали, и буду благодарен, если поможете нам в этом своими замечаниями. Сами понимаете, можно было сварганить, ни с кем не советуясь, но заказчик требует публичности. Пособие сделано для высшей школы, как бы вы от него ни отбрыкивались. Многие говорят, что это надо взрослым людям. Но ведь что­то надо давать и студентам. В лесничествах работают 40 тысяч человек – кто должен готовить кадры? Раньше можно было спихнуть на техникумы, но теперь менеджмента у них нет. Значит, мы оставим этот сектор без кадров?

Фундаментально учить – ваша обязанность. Я могу только добавлять знания. Эти программы сделаны не для нас, наши иначе построены. Так что разговоры о том, будто мне это надо… Мне это не надо.
Говорите по существу. Кто­-то из вас, если пожелает, может стать соавтором. Все программы, которые мы даем, модульные, носят прикладной характер, они призваны сформировать управленческие навыки. Директив, как их использовать, мы не даем, вы уж как­нибудь сами решите, в какой обертке подавать.

Шаг влево, шаг вправо…

Профессора поддержала заместитель начальника управления науки, образования и международного сотрудничества Рослесхоза Оксана Нетребская:
– Вряд ли сегодня что­нибудь поменяется в морфологии насекомого, в физиологии растений тоже, но управленческие решения меняются вместе со временем.
Поэтому фундаментальные науки пусть читают преподаватели вуза, а практику – только специалисты.

Очень к месту вспомнили о том, что новый закон об образовании четко говорит: в подготовке должно участвовать сообщество работодателей, отрасль, она же определяет качество подготовки выпускников. Одна загвоздка: качества знаний, требующихся сегодня на рынке труда, без современных образовательных программ не достигнуть.
Представители вузов поначалу реагировали вяло, главные возражения с их стороны сводились к тому, что существующие стандарты не дают ступить ни влево, ни вправо, как вписывать предложенное – непонятно, чуть что – строгий ревизор.

У части продвинутых участников встречи даже возникли подозрения, что вузы не созрели морально. Но в нужную сторону им все равно придется двигаться, когда их выпускники начнут понимать, что они не соответствуют требованиям рынка труда. Вот тогда им ничего не останется, как меняться, рушить систему, поворачивать мозги на 180 градусов. «Значит, мы должны работать на опережение», – резюмировала Оксана Нетребская, сама в прошлом преподаватель.

К ним едет прокурор

– Что сегодня на практике делает специалист по использованию лесов? – задала вопрос аудитории, докладывая свою программу, Надежда Ловцова. – Я запросила должностные регламенты специалистов по использованию лесов из разных субъектов и вывела нечто среднее.
Последовало длинное перечисление: готовит блок материалов для передачи лесных участков в пользование, проводит лесные аукционы, оформляет пакет для перевода земель Гослесфонда в земли иных категорий, ведет контроль за лесоустройством, инвентаризацией лесов, кадастровый учет, лесной реестр, планирует лесохозяйственные работы… и так далее, и так далее. Ему вменен даже контроль поступления платежей в бюджет за использование лесов. И это – лишь основной блок. И только по одному из 16 видов использования лесов – заготовке древесины.
А воспроизводство лесов? Как составить договор, чтобы у арендатора не было возможности увильнуть от своих обязательств по посадке леса, например?

Попробуй тут все предусмотреть, не ошибиться, грамотно оформить все бумаги! Неверное управленческое решение – и уголовное дело. Стало быть, учить надо еще и тому, как поступить, если столкнулся с пробелом в законодательстве. Повышением квалификации проблему не решить – ее проходит менее 10 процентов специалистов, следовательно, учить надо студентов.
Во все программы включены деловые игры и практические занятия. Например, на деловой игре «Составление договора аренды» в Институте повышения квалификации полагается присутствие нескольких преподавателей разных дисциплин, тогда можно рассмотреть все стороны процесса. Вот что надо воспринять высшей школе! Сейчас там этого нет.

Дурной платит трижды

Авторы всех программ не жалели красок. Николай Коршунов, автор курса по управлению и правоприменению в области охраны лесов от пожаров, ошарашил аудиторию тем, как Хакасия заключила контракт, переплатив втрое – просто не знали, как этого избежать. «Неумение управлять выливается в большие деньги», – заметил специалист по лесной пирологии и продолжил примером: в Рязанской области авиапатрулирование идет по административной границе регионе, а это – только 10 процентов лесного фонда. Рязанцам никто не объяснил, как делать правильно.
Кроме того, по его словам, схемы взаимодействия лесничества с лесопожарными подразделениями, органами государственной власти и местного самоуправления изложены в вузовских учебниках на уровне представлений тридцатилетней давности:
– Это сегодня не работает, законодательство другое, значит, и схемы другие.

Актуальности вопросу резко добавило угарное лето­-2010, которое показало, кроме всего прочего, что с людьми надо разговаривать и объяснять, иначе выходит совсем плохо:
– Парашютистов­пожарных, когда они пытались провести отжиг, связывали и сдавали в милицию. Колеса прокалывали. Все это – последствия неверных управленческих решений, – резюмировал Коршунов.
– Я с удовольствием послушал, теперь хотя бы представляю, что это такое, – подал реплику профессор Петров.

Второй день семинара обрадовал: оказывается, не так все плохо, за ночь посланцы вузов успели тему обдумать и понять, что им предлагают дело. Высказаться смог каждый.
Профессор Петров не стал скрывать:
– Я очень тронут тем, как наша встреча заканчивается. Мы стали понимать друг друга. Действительно, делаем одно дело – даем образование, только пути у нас разные. Я понял: то, что мы предлагаем, не безнадежно.
Да кто бы сомневался!

Елена СУББОТИНА, фото автора

Павел ФЕКЛИСТОВ, профессор, заведующий кафедрой экологии и защиты леса, Северный (Арктический) Федеральный университет (САФУ):

– Мне понравились все четыре программы. Буду говорить о том, как их можно внедрить в наш учебный процесс.

Важно заметить, что с некоторых пор прием у нас сильно снизился. В бакалавриат по направлению «Лесное хозяйство» принимаем всего 35 человек, а когда­то специалистов принимали 70 человек и еще на платной основе 30, итого – 100. Сегодня из этих 35 набранных в бакалавриат на выходе остается не больше двадцати, контингент такой пошел, что до 4 курса не добирается. В магистратуру принимаем 5 человек. Мы еще пока сами не все понимаем, как надо делать, поскольку учить приходится людей втрое меньше, чем прежде, в связи с чем приходится думать, как сохранить преподавательский состав. Один из путей – создание магистерских программ. Программы, которые нам были здесь представлены, полагаю, больше подходят магистрам. Правда, в те программы, которые уже функционируют, влить новые блоки мне представляется весьма проблематичным, а вот в новые, которые мы создаем, можно и нужно. Особенно украсит это дисциплину «Правовые и социальные аспекты устойчивого лесоуправления».

Виктория КРИЦКАЯ, заместитель директора по учебной работе Института экономики и управления, САФУ:

– Недостаток потенциала при подготовке по лесному делу можно компенсировать нашими студентами, поскольку на экономику идут активно. У коллег нет менеджеров, а у нас есть, их примерно по 100 человек, 12 мы вывели на сетевую программу. Какой потенциал мы видим? Допустим, можно готовить вместе по сетевой программе бакалавров, давать те основные блоки, которые наши бакалавры получали – по госуправлению лесами, лесному праву, нормативно­правовому обеспечению и организации использования лесов, системе лесоучетных работ. Но это менеджеры, они вообще не изучают лесного дела. Другой вопрос, что можно предложить этой группе обучение в магистратуре по лесному делу. Не сомневаюсь, что требования рынка нас все равно заставят это делать.

Сертификационные центры сейчас будут очень сильно давить на выпускника – мы­то их готовим под наш стандарт, а работодатель будет требовать под свой. И здесь мы должны сложить требования рынка с требованиями образовательного стандарта. Выход из положения видится именно в этом.
Предложенные программы, на мой взгляд, можно использовать и для бакалавров, и для магистров, и для дополнительного образования. Кроме того, они будут полезны и для преподавателей, которые сегодня обязаны раз в три года повышать квалификацию. Думаю, все бы с удовольствием поехали, я и сама тоже рада была бы здесь поучиться.

Максим ВОЛДАЕВ, соруководитель магистерской программы «Государственное управление природными ресурсами» направления подготовки магистров «Государственное и муниципальное управление», доцент, Поволжский государственный технологический университет (ПГТУ):

– Мы сейчас в такой ситуации, когда все приходится решать с колес. Кратко о наших программах: несмотря на то, что направленность бакалаврских и магистерских программ общая – подготовка специалистов в сфере госуправления лесами, реализация их абсолютно различна. Первая – очная подготовка по лесному делу, поступили недавние бакалавры, вторая – «Госуправление природными ресурсами», направление – «Государственное и муниципальное управление», заочная форма. Поступили те, кто окончил вуз более 5 лет назад по специальности «Лесное хозяйство», имеет опыт работы. И они в данный момент являются основным звеном нашего эксперимента. Именно от них надеемся получить качественный результат в ближайшем будущем.

Теперь по существу обсуждаемого. Я поддерживаю коллег, которые говорили о необходимости привести предложенные программы в соответствие с требованиями методических управлений и вообще всей нормативной базы.

Согласен также, что представленные программы, во всем объеме и содержании, большей частью ориентированы на магистратуру. Нужно ли это давать бакалаврам? Наверное, нужно, бакалавр все­таки специалист с высшим образованием, навыки управления у него должны быть. Хотя над тем, как это лучше преподнести, следует поработать.

Теперь о магистрах. Здесь самая главная задача – не дать повторить того, что уже было изучено в балавриате в курсах лесного дела или лесного хозяйства. Тем, кто будет поступать на «Государственное и муниципальное управление», не имея базового лесного образования, это может пригодиться и в полном объеме, но у нас все­таки стратегия целевой подготовки региональных представителей. Группы сотрудников министерства лесного хозяйства, министерства природных ресурсов должны в ходе обучения совершенствоваться как управленцы, способные решать как существующие, так и перспективные задачи. Возможно, стоит кое­где даже убрать объем той нормативной базы, которую вы постарались дать. Уж очень это много – такое большое количество документов, не знаю, смогут ли это переварить. У кого опыт есть – смогут. У кого нет – как бы это не ушло в минус.

Полагаю, что надо предусмотреть возможность региональной компоненты в преподавании этих дисциплин, ведь управленец должен формироваться, в первую очередь, во взаимодействии с внешней средой. Весь представленный материал, следует отдать должное авторам, качественный, в актуальности его вообще никаких сомнений, но если не предусмотреть связки с существующей системой местного самоуправления, пренебречь темами, связанными с формированием управленческого мышления, не включить вариантов отработки алгоритмов принятия решений, боюсь, результат окажется сниженным.

Сергей МАТВЕЕВ, заведующий кафедрой лесоводства, лесной таксации и лесоустройства, Воронежский государственный лесотехнический университет:

– Программы, которые докладывались, я раздал специалистам по направлениям, затем мы собрались и уже в режиме круглого стола подискутировали. То есть, внутривузовское обсуждение у нас уже состоялось, и оно было серьезным.

Сильное впечатление от программы по правоприменению в сфере охраны лесов от пожаров. Преподающие лесную пирологию увидели, насколько всерьез нужно модернизировать существующий курс для бакалавров. Закоснели мы… Лишний раз поняли это, когда программу прочли.
Что касается технологии лесозащиты, большая благодарность за практические разработки. У нас этого недостаточно. Правоприменение в этой области, конечно, очень нужно.

Теперь о том, что не затрагивалось, а следовало бы затронуть. В программе воспроизводства лесов, даже если не вдаваться в детали, видно, что очень немногое там рассматривается.
Все 4 программы замечательные, учебное пособие получится исключительно важным. К нему бы еще и практикум, где будут рассмотрены сценарии деловых игр.

Для бакалавров будем внедрять блоками или элементами, это поможет модернизировать подготовку; более серьезно рассмотрим вариативную часть магистерских программ. Соглашусь с коллегами в том, что для повышения квалификации эти программы могут быть базовыми.

Людмила ПАХУЧАЯ, доцент кафедры «Лесное хозяйство», Сыктывкарский лесной институт:

– Магистерское обучение мы только выстраиваем, пока прошел первый набор. Думаю, что все четыре доложенные программы можно использовать в магистратуре, какие­то элементы подойдут бакалавриату.

В Коми кадровый голод на специалистов по направлениям «Лесное хозяйство» и «Лесное дело», потому что расчетная лесосека составляет 33 миллиона кубометров. Наши выпускники очень востребованы большими лесозаготовительными предприятиями. Крупные комбинаты несколько лет назад предложили создать лесную академию МОНДИ в качестве дополнительного образования. Для дополнительного профессионального образования мы готовим самые разные программы, и я вижу, что в ваших синтезирована самая суть.

В программу «Управление и правоприменение в области использования лесов» я бы предложила добавить еще учет древесины и сделок с ней. Кроме того, желательно рассмотреть все виды использования, поскольку готовятся проекты освоения лесов и под рекреацию, и под исследования, и под линейные объекты.

По программе воспроизводства хотелось бы видеть плантационное выращивание. У нас в республике востребовано выращивание в условиях аренды, то есть с открытой корневой системой.

Александр ТРИФОНОВ, завлаб «Инновационные технологии в лесном хозяйстве», Сыктывкарский лесной институт:

– Думаю, в программы следует добавить историю развития законодательства в сфере охраны и защиты лесов. Почему мне кажется это важным? Потому что мы должны учить наших студентов не только тому, как нормы меняются, но еще и объяснять, почему при всех целях и задачах основные ориентиры остаются. Многое можно взять как из советского опыта, так и из зарубежного.
Необходимо предусмотреть раздел подготовки руководителей, подчеркиваю это слово, тушения пожаров. Они должны иметь базовый уровень подготовки. Кроме того, предложил бы внести раздел по организации системы связи и взаимодействия при тушении пожаров.

Юлия ПЕРЕПЕЧИНА, профессор кафедры лесоустройства, Брянская государственная инженерно­технологическая академия:

– На «Лесное дело» набираем 50 человек, из них выпускаем 36. В прошлом году в магистратуру было пять мест, выпускаем только одного. Самое интересное, что все наши 36 человек распределяются по лесохозяйственным предприятиям или к арендаторам. В Брянской области 90 процентов управленцев в лесной сфере – только наши выпускники.

Предложенные вами программы очень своевременны и интересны, я узнала много полезного, хотя сама много лет проработала на «земле», инженером по охране и защите леса. Думаю, мы будем их использовать, но не полностью. Давать все блоки для магистров – нереально. А вот для повышения квалификации эти программы очень нужны. Я веду курс лесного законодательства, поэтому программу по управлению и правоприменению в области использования лесов отметила особо. Ее можно внедрить при подготовке бакалавров. Очень толковая программа по тушению пожаров.
Актуальны все вопросы и для молодых преподавателей, которые, с огорчением говорю об этом, ни дня ни работали на производстве. Они сразу идут в аспирантуру, своими руками ничего в лесу не потрогали, понятия не имеют, что там делается. Им бы тоже неплохо овладеть этими программами, особенно такой близкой к практике, как пирология.

Будет очень хорошо, если подготовленное вами пособие появится в наших библиотеках. Законодательная база меняется, и такой сборник окажется весьма своевременным.

Татьяна МОЧАЕВА, кандидат экономических наук, доцент, ПГТУ:

– Особо хочу отметить программу Надежды Владимировны Ловцовой по управлению и правоприменению в сфере использования лесов. Наполненность колоссальная, но хотелось бы увидеть то же самое не только в отношении заготовки древесины, а в многоцелевом использовании лесов. Например, в плантационном выращивании и рекреации.

Теперь по содержанию. В учебных программах есть понятие деловой игры. Но, к сожалению, только из устных выступлений можно понять предмет игры. Желательно, чтобы авторы программ, используя свой богатый практический опыт, составили кейсы, то есть, включили рассмотрение конкретных хозяйственных ситуаций. Особенно важно это в правоприменительной практике, чтобы не абстрактный договор аренды составлять, а взять из практики авторов нюансы правоприменительной деятельности при подготовке таких документов. Это позволит сформировать правовую культуру студентов и, соответственно, приучит их учитывать юридическую защищенность принимаемых ими управленческих решений. Нам, преподавателям, этого не хватает. Тем более, любой закон, касающийся охраны, защиты и воспроизводства лесов, имеет региональные особенности в правоприменительной практике. Вот почему я считаю, что кейсы помогли бы наполнить эти курсы практической значимостью.

Что касается правоприменительной практики и вообще управления в сфере охраны, защиты и воспроизводства лесов, то хотелось бы включить возможности стимулирования инновационной и инвестиционной деятельности в этой сфере, то есть показать студентам, какие законные акты и каким образом можно использовать, чтобы развивать эту деятельность в лесном хозяйстве.

Евгений ИНШАКОВ, декан лесохозяйственного факультета, Сибирский государственный технологический университет:

– Наш вуз 5 лет выпускает бакалавров лесного дела и три года – магистров. То есть, накопился некоторый опыт в выпускных квалификационных работах. Проблемы у нас те же, что у всех.
Мне очень понравился формат, в котором были предложены программы. Все 4 для нас очень актуальны – регион огромный. В качестве критики можно сказать, что, наверное, для бакалавров и магистров, во избежание повторения, не нужно включать методики и способы таксации. Но если рассматривать эти программы для дополнительного обучения и повышения квалификации тех, кто не имеет базового лесного образования или получил его много лет назад, будет именно то, что нужно.

Как мы можем использовать предложенные программы? Думаю, нам будет сложно такие большие объемы вписать в бакалавриат, потому что там есть дисциплина по правоприменению, хотя, может быть, удастся включить в вариативную часть. Хорошо, что вы не навязываете часы, поэтому можно взять любые кусочки и вставить их, небольшие – в бакалавриат, более солидные – в магистратуру.
Кроме того, в нашем университете есть институт повышения квалификации и дополнительного образования. Вот в этом случае уже можно вставлять программы полностью. В пользе не сомневаюсь.

Владимир ЛИПАТКИН, заведующий кафедрой экологии и защиты леса, профессор, Московский государственный университет леса:

– Чем все четыре программы радуют? Тем, что через конкретную задачу связывают все ранее полученные дисциплины – экономические, правовые, технологические.
У нас, преподавателей, замылился взгляд на определенные вещи, но, к счастью, люди с большим практическим опытом предлагают иной угол зрения.

Каждая из программ, на мой взгляд, это не что иное, как ядро магистерской программы, с помощью которого может быть подготовлен специалист под конкретную задачу.

Коллеги из других вузов ссылаются на ограничения, которые диктует стандарт. Не соглашусь: магистерская программа позволяет что угодно. Сегодня в третьем стандарте 39 зачетных единиц вариативной части, из них 14 – общее, 25 – профессиональное, в часах это 1400. В эти 1400 часов можно столько модулей загнать! Говорить о том, что какая­то дисциплина перекликается с названиями уже обозначенных в стандарте, мне кажется, не следует, ведь схема там прописана общая. Например, если касаться лесоуправления, то в доложенных нам программах на конкретной примерной базе полностью дается трассировка всех задач и алгоритмов решения.
Я понимаю, что в каждом монастыре свой устав, свои сложившиеся схемы, но если к нам обращается основной заказчик, если он наделен правом корректировать наши учебные программы и настаивать на их реализации, если он говорит: дайте вот этот модуль, мы разве можем не согласиться? Так что если Рослесхоз будет более активен в этом через территориальные органы, задача станет выполнимой.

Все авторы продемонстрировали, что отлично владеют вопросами, поэтому по содержанию я пробелов не заметил. Другое дело, что соотношение лекционных и практических занятий может меняться. Хотелось бы, верно сказал коллега из Йошкар­Олы, зацепить региональную компоненту. Правда, как показал опыт подготовки пособия по устойчивому лесоуправлению, была такая идея WWF, это весьма сложно.

Своевременно прозвучал вопрос о повышении квалификации самих педагогов. Обратите внимание: во всех программах – участие в аукционах, участие в экологической экспертизе проекта освоения лесов… А кто из нас, педагогов высшей школы, участвовал хотя бы в одной подобной процедуре? Будем честны: единицы! Так как мы в деловой игре сможем студента научить? Нужно и нам самим поучиться. Если нас будут так же активно поддерживать и Всемирный банк, и Всемирный фонд дикой природы, то наше мировоззрение сформируется в соответствии со временем. В самом деле, хочется не замыкаться на чистом академизме, а видеть предмет вживую.

Анатолий СЕЛИВАНОВ, декан лесохозяйственного факультета, Санкт­-Петербургский государственный лесотехнический университет им. Кирова:

– Программы эти нужные, куда их вставить, найдем. С коллегами согласен: в большей степени это годится для магистерской подготовки.

Пожелание такое: исключить повторы в самих программах, потому как, например, проект освоения лесов есть и там, и там, и там. Лесохозяйственный регламент – аналогично. Также надо исключить повторы, которые есть в базовом бакалаврском и магистерском курсах.

Tweet
Распечатать

← вернуться к списку



Природная осторожность Природная осторожность

В России разработана Стратегия экологической безопасности

«Это нас не касается...» «Это нас не касается...»

Лесные пожары, вышедшие из-под контроля, не вызывают тревоги у регионов

«Необходимо переформатирование сложившейся системы» «Необходимо переформатирование сложившейся системы»

В Московской областной Думе обсудили вопросы правового регулирования использования лесов для рекреации



Александр Панфилов Александр Панфилов

Активно участвуя в международных процессах, Россия расставляет свои акценты

Роман Глебов Роман Глебов

Лесные болезни легче предотвратить, чем вылечить

Николай Петрунин Николай Петрунин

Решение современных проблем лесного комплекса – это и идеология, и политика, и экономика

Днем с огнем Днем с огнем

Как найти на сайтах органов государственного управления лесами и местного самоуправления информацию о лесных пожарах?

В борьбе за зелень В борьбе за зелень

Российскую промышленность переведут на экологичные технологии

Непростой диалог Непростой диалог

Карельские экологи ответили на претензии главы вологодской лесозаготовительной фирмы

Путь через тайгу Путь через тайгу

На новых берегах «Тайболы» возродили Мамонта

Соединил Белое море с Черным Соединил Белое море с Черным

Жители Поморья и Крыма единодушны – в обоих регионах лидирует можжевельник

Береги брата меньшего! Береги брата меньшего!

Охрана животного и растительного мира – забота всех и каждого

Семь раз подсчитай и не меняй Семь раз подсчитай и не меняй

Минпромторг намерен усилить регулирование приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов

Бизнес в помощь Бизнес в помощь

Компании готовы вложиться в лесоустройство, дороги и спорт

Финэкспертиза леса Финэкспертиза леса

Рослесхоз повысил качество управления отраслью

В лес через ЕГАИС В лес через ЕГАИС

В Тюмени обсудили учет и маркировку древесины

Огонь вокруг Байкала Огонь вокруг Байкала

Сергей Донской проведет совещание по лесным пожарам в Сибири

Конец безмятежности Конец безмятежности

Неисполнение предписаний Рослесхоза грозит новыми уголовными делами в отношении руководителей на местах?

Дети за чистоту пейзажа Дети за чистоту пейзажа

Как охраняют лес наши соседи

Как приготовить «правильные» шашлыки? Как приготовить «правильные» шашлыки?

«Лесные Робинзоны» следят за порядком

Ребята из «Лесной страны» Ребята из «Лесной страны»

В Забайкальском крае прошла смена профильного палаточного лагеря

По дымному следу По дымному следу

Прошлась спецкорреспондент «РЛВ» вместе с «лесным спецназом» в лесах Приангарья

65 лет на службе Отечеству 65 лет на службе Отечеству

Волгоградская лесосеменная станция отмечает юбилей

Неопалимая купина Неопалимая купина

Минлесхоз Татарстана восстанавливает православные храмы

За плечами – 32 полевых сезона! За плечами – 32 полевых сезона!

Юрий Цимаркин посвятил жизнь лесоустройству

С улыбкой по жизни С улыбкой по жизни

Единственная женщина-руководитель среди 18 лесничеств Марий Эл отмечает золотой юбилей

Когда к работе лежит душа Когда к работе лежит душа

Россия выбрала лучшего лесоруба






© Российские лесные вести, 2010-2012



Редакция | Для СМИ | Подшивка новостей | Реклама | Eng


Создание и поддержка сайта - Artleks

При полном или частичном копировании материалов ссылка на оригинал обязательна! Копирование материалов без указания ссылки на источник запрещено!