https://onaego.com

16+
RSS RSS PDA   31 Июля 2014, 21:14
Наша страница на Фейсбук
На главную

Актуально





Гибрид осла с велосипедом
Заповедники нуждаются в особой охране 18.04.2014, 12:31

Гибрид осла с велосипедом


Юридическая наука полностью отстранена от проблем российского законодательства

К такому неутешительному выводу пришли участники недавнего круглого стола в Аналитическом центре при Правительстве РФ.

Эта замечательно интересная встреча состоялась в рамках VI Международной научно­-практической конференции «Кутафинские чтения». Собрался цвет юридической науки. Отрадно, что представлен он был не только маститыми профессорами, подготовившими не одно поколение правоведов, но и совсем молодыми, даже юными, но уже с учеными степенями, участниками. Судя по содержанию докладов молодежь подает большие надежды.

Главное – барыши?

Тему встречи сами участники определили как имеющую принципиальное значение: обсуждали, как гармонизировать экологическое и природоресурсное право, причем в условиях международной интеграции.

Насколько это проблематично, в сжатой форме сформулировал открывший высокое собрание первый заместитель руководителя Аналитического центра Владислав Онищенко: очевидно, что в стране, которая живет ресурсами, фундаментальных изменений скоро ждать не стоит, а экологические проблемы накапливаются. Ясно, что ресурсодобывающие компании не ставят на первое место охрану природы, их цель – прибыль. Вот почему взаимодействие общества и государства так важно, иначе взаимоприемлемого решения не найти.

Но тут полезно определиться: есть ли разница между экологическим и природоресурсным правом? Вопрос вроде бы теоретический, но он отражает два разных подхода, так как предмет регулирования разный. По мнению большинства участников обсуждения, сегодня в России природоресурсная идеология и ее методы теснят идеологию и нормы экологические, происходит ползучее наступление. Свежий пример: внесение изменений в закон об особо охраняемых природных территориях.

Соль здесь в том, что в отношении ООПТ природоохранная составляющая начинает потихоньку оттесняться в пользу туристическо­-рекреационного предпринимательства с возможностью перевода заповедников в нацпарки. Так и этого мало: намекают, что хорошо бы эту территорию воспринимать как земельный участок, то есть, просто как объект недвижимости с особым режимом использования.

Елена Галиновская, ведущий научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения, говорит, что сама идеология отличается: в природоресурсном и природоохранном законодательстве рациональное использование природных ресурсов понимается по-­разному. В первом случае под рациональностью разумеют наиболее полное и эффективное экономическое использование природного ресурса (например, максимальное извлечение полезных ископаемых). Во втором случае рациональность – это неистощительное использование с целью сохранения природного объекта для следующих поколений. Разница существенная.

О пользе и вреде закона

Идею использовать наработанный в других странах опыт поддержали, но при этом ясно заявили, что политические, экономические и правовые реалии у нас особенные, и перенесение удачного чужого опыта в виде кальки невозможно.

Ну так что у соседей? Например, в Казахстане, который после Белоруссии – самый близкий партнер на постсоветском пространстве? Обозначили общее в конституциях обоих государств: приоритетность международных правовых норм перед национальными в случае разночтений и собственность на недра. При этом Казахстан не лицемерит: главная отрасль – ресурсная, что законодательством недвусмысленно закреплено. В России иначе – Конституция в качестве базисного принципа провозглашает право на благоприятную природную среду. Как дело обстоит в реальности – известно каждому. «Закон, который не исполняется, не только бесполезен, но и вреден, потому что подрывает веру в правду», – слова ведущего, профессора Сергея Боголюбова, звучали рефреном во многих выступлениях.

Знаменитый правовед напомнил о перипетиях вокруг Орхусской конвенции Европейской экономической комиссии ООН, полное название которой – «О доступе к информации, участию общественности в принятии решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды». За 16 лет 38 государств подписали этот документ. Россия долго делала вид, что собирается присоединиться, но едва дошло до подписания, Совбез не позволил:
– Была дилемма: не подписать и получить за это один раз или подписать и получать бесконечно. Подумали, что там много оснований для критики в течение десятков лет по вопросам, которые нельзя решить. Так что лучше не подписывать.

А вот Казахстан к Орхусу присоединился, открыл у себя центры по наблюдению за выполнением Конвенции, чем ясно обозначил, что, несмотря на географическое положение, стремится быть европейской страной. Наблюдатели постоянно находят и обнародуют какие­-то изъяны, правительство критику принимает смиренно: зато у нас качество экологической информации и доступ к ней на соответствующем европейским требованиям уровне!

В чем, по словам профессора Боголюбова, Россия с Казахстаном совпадают, так это в том, что экологическое законодательство у них и у нас самое передовое в мире, а реализация его – никудышная.

Меньше знаешь – хуже спишь

В нашем отечестве с информацией выходит как-­то не очень гладко, несмотря на закрепленное в Основном законе право граждан ею обладать.

Заведующая кафедрой Южного Российского института Галина Мисник рассказала удивительную историю: в Ростовской области в 2011 году провели масштабную реконструкцию очистных сооружений, но спустя всего несколько месяцев случились две тяжелые аварии, повлиявшие на состояние водных ресурсов всего региона. Вопрос, кто виноват, оказался для местной Фемиды столь непростым, что она сначала указала пальцем на эксплуатирующую организацию, чьих начальников наказали, а потом сочла необоснованным сам проект, и к ответственности привлекли уже разработчиков документации. При этом почему­-то в стороне остался ключевой вопрос реконструкции самих предприятий, не способных по причине своей допотопности уменьшить стоки. Превышение нагрузки угробит любые очистные, но чтобы осознать это и не повторять тяжелых, а то и трагических ошибок, нужна полнота информации.

– Недостаток информации приводит к тому, что не срабатывают механизмы охраны окружающей среды. Результат – нарастание угрозы загрязнения. Информационные и мониторинговые системы необходимо развивать, иначе невозможно адекватное определение ущерба. Нет информации – нет нормальной экспертной основы для развития такого важного института, как возмещение вреда в сфере природопользования, – подвела черту юрист из Ростова­на­Дону.

ОВОС и ныне там

Кандидат юридических наук Наталия Хлуденева мысль коллеги продолжила: важно, чтобы максимум информации присутствовал на стадии принятия решения. Именно тогда, а не позже надо проводить экологическую оценку намечаемой хозяйственной деятельности. В противном случае возникают тяжелые конфликты интересов. Примеров огромное количество. Свежи в памяти события вокруг намерений (к счастью, не состоявшихся) построить нефтяной порт в бухте Перевозная Приморского края, против чего восстали природоохранные организации.

Объекты, которым быть на облюбованном инвестором месте совсем не полагается, вносят в федеральные программы, и инициатор хозяйственной деятельности даже в случае противостояния (как это случилось на Хопре) не горит желанием что­-то менять, потому что на проектирование уже потрачены деньги. Вот почему актуальна задача, давно решенная в Европе, – отодвинуть процедуру экологической оценки на стадию обоснования инвестиций. Работа над документом, который поможет интегрировать стратегическую экологическую оценку в отечественную природоохранную практику, сейчас идет.

– Это тем более важно потому, что экологическая экспертиза не выполняет ту функцию, которую должна выполнять, процедура ОВОС проводится по незначительному количеству объектов. Это значит, что институт экологической оценки в России в целом работает очень слабо, – обрисовала ситуацию Наталья Хлуденева.

При этом, напомнила ведущий научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, Россия готовится к ратификации Конвенции об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте (Конвенция Эспо), но как это будет выглядеть в отечественных реалиях, неизвестно.

Поговорили о том, что даже при всем желании (почему не пофантазировать?) России нелегко интегрироваться в практику зарубежных стран, так как с нами делятся стандартами, нормативно-правовой базой, но никто не собирается делиться технологиями. Получается, что мы в несколько жестких условиях принимаем на себя непростые экологические обязательства, но почти не получаем технологий. То есть, для России внедрение многих экологических стандартов, которые успешно реализуются в ЕС, экономически затратно.

Весьма к месту вспомнили одного украинского ученого, опубликовавшего важную работу по гармонизации природоохранного законодательства Украины и Европы. Автор назвал это гармонизацией осла с велосипедом. Решили, что то же самое справедливо и для России: гармонизируя свое законодательство с ЕС, мы пока на стадии осла, а не велосипеда.

«Все хорошо, все хорошо…»

Но какими бы замечательными ни были законы, пользуются ими конкретные люди. Причем в меру своего понимания предмета. А с пониманием вопросы есть.

– Наши студенты пребывают в убеждении, что у нас все хорошо. Есть экологические проблемы в Китае, в Европе, а у нас всего много – чистой воды, чистого воздуха. Потом эти студенты приходят в органы власти, на предприятия и там работают с убеждением, что проблем нет. А даже если какие-то и есть, то они не настолько важны, чтобы надо было тратить время на их решение, подумаем об этом лет через 30. По сути, мы имеем явные проблемы с формированием общественного экологического сознания и правосознания. Понимание, что нормального экономического и социального развития в стране без решения экологических проблем быть не может, отсутствует, – нарисовала безрадостную картину доцент Российской правовой академии Минюста России Лариса Солдатова.

Но почему в то время, когда Европа стремится дать детям верное представление о среде обитания чуть ли не с ясельного возраста, Россия этой бесценной возможностью пренебрегает? Тут явный откат: направление, принятое в 80­-90 годах на экологизацию образования, когда экология была обязательным предметом в школе, сведено к нулю.

– Проводя исследование среди школьников, мы увидели, что про экологические проблемы наши дети узнают не на физике, не на химии, не на биологии и природоведении, а на уроках английского языка, где в учебниках есть тексты об этих проблемах, – сообщила Лариса и с печалью в голосе добавила: – С таким набором знаний они приходят к нам учиться на юристов.

Недоученный хуже неученого

А дальше вообще интересно: с переходом от специалитета к бакалавриату экологическое право с четвертого курса переместилось на третий, а иногда и на второй. Иначе говоря, изучать экологическое право приходят студенты, которые не знают гражданского, уголовного, административного кодексов. Каким же образом могут они разобраться в сложных механизмах природоохранных отношений?

– Им сложно понимать нас, а нам тяжело под них подстраиваться, преподавать так, чтобы они понимали, о чем мы говорим. В их знаниях образуется серьезный пробел. А дальше мы должны получить ученых, преподавателей, практиков, которые будут преподавать экологическое право и в дальнейшем решать те проблемы, о которых мы говорим.

С разделением на бакалавриат и магистратуру до сих пор нет ясности, какой объем экологического права можно давать. Лекционные часы уменьшились, семинарские тоже. Зато присутствует чрезмерный упор на инновационные технологии, когда большинство семинаров и лекций проходит в виде просмотра презентаций. Преподаватели в один голос твердят: это вовсе не то, к чему надо стремиться, уровень знаний студентов явно падает.

И еще один очень важный аспект: в федеральных образовательных стандартах из экологического права ушли все вопросы права международного.
– Если преподаватель хочет – он это дает, а если не хочет или не знает – ну, так он и не обязан. Каким образом экологическое право можно оторвать от международного в сфере охраны среды – неясно. Здесь мы еще точно не велосипед, – подтвердила Лариса Солдатова.
Вот так формируются кадры, которые должны будут решать экологические проблемы страны. Печально.

«Это бомба»

Видимо, ползучее наступление природоресурсной идеологии, о котором столько говорилось на круглом столе, ожидает курорты. Под самый Новый год их вывели из состава ООПТ.

– Я была в шоке, когда вникла. Это бомба! – начала свое краткое выступление кандидат юридических наук из Пятигорска Оксана Садовская. – ФЗ №406 касается не только ООПТ, а также природных лечебных ресурсов и курортов. Теперь курорты не числятся в перечне ООПТ. Более того, из самого понятия курорта исключено слово «природная». То есть, произошла трансформация – раньше курорт был особо охраняемой природной территорией, а теперь стал просто особо охраняемой территорией. Вроде бы что тут страшного? А то, что в российской действительности, если есть хоть какой­-то пробел в законодательстве, а пробелом в данном случае является отсутствие определения, что такое особо охраняемая территория, сами понимаете, что начинается. И уже началось: у нас недавно 11 тысяч га ценных земель было продано за 56 тысяч рублей. И то ли еще будет! Закон №406 – это просто завуалированный смертный приговор нашему курорту.
Кроме того, в Лесном кодексе 1997 года было прямо написано: леса, произрастающие на территории курорта, относятся к особо охраняемым. Но в ныне действующий Лесной кодекс внесены изменения, смысл теперь такой: курортные леса могут относиться к особо охраняемым. Получается, могут и не относиться.

Свое эмоциональное выступление Оксана закончила так: что касается заимствования зарубежного опыта, то не следует слепо копировать чужое. Прежде надо в своем хозяйстве навести порядок и понять, что у нас самих есть хорошего.

С сучком и задоринкой

Хорошее нашлось – Россия и ЕС слились в сфере оборота древесины, что произошло в минувшем декабре.

– Это единственный на сегодня пример, когда наше законодательство гармонизировалось с европейским. Изменения были внесены только для того, чтобы мы могли продолжать торговать с Евросоюзом древесиной. Потому что в 2013 году вступил в силу регламент ЕС, устанавливающий, что при реализации продукции из древесины необходимо подтверждать ее происхождение, – сообщила ведущий научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения Юлия Шуплецова и добавила, что не дает оценку, хорошо это или плохо.

Значит, какой­-то сучок все же цепляет? О том, что мешает обрадоваться раз и навсегда, Юлия говорит так:
– Мы приходим к тому, что ресурсы все больше становятся имуществом. Теперь получается, что Лесной кодекс, который изначально регулировал только вопросы охраны лесов как природного объекта и использования их с этой точки зрения, отныне содержит три главы, которые регулируют вопросы оборота древесины. Что такое древесина? Это не природный ресурс, это не объект регулирования природоохранного законодательства.

Но разве к очевидным достоинствам поправок нельзя отнести подразумевающуюся борьбу с незаконными рубками?
– На самом деле ничего про незаконные рубки там не сказано. Речь идет о маркировке и учете древесины, которая уже вырублена, то есть природным ресурсом больше не является. Это довольно большой минус.
Короче, гармонизировались, но не факт, что все будет правильно работать.


Власть денежного мешка

Участники круглого стола, чья трудовая деятельность началась задолго до перестройки, остались довольны тем, что «происходит осознание и понимание нами правовой системы, которая создана». Это вопрос концептуальный: вместо советской правовой системы, где господствовало государство, пришла другая, выстроенная под денежные мешки и государство отстранившая. Отсюда ответ на вопрос, откуда все проблемы.

Один из участников дискуссии высказался предельно жестко: двумя движущими силами развития законодательства в России остаются интересы бизнеса и политическая воля. Причем она возникает только тогда, когда необходимо освоить бюджетные деньги. В противном случае воля отсутствует. Уже несколько лет болтаются между первым и вторым чтением федеральные законы об экологическом нормировании, о ликвидации накопленного экологического ущерба, подвисло внесение изменений в закон об отходах производства и потребления. Они находятся на согласовании в госорганах и необходимого движения не получают.

При этом произошел полный переход от понимания природных объектов как компонента природной среды к природным ресурсам как к объектам недвижимого имущества. Эта ущербная идеология нашла отражение в Водном и Лесном кодексах: «Создается впечатление, что оба кодекса писались большими специалистами в области гражданского права, заранее замотивированными, у которых был четкий настрой, и в результате мы имеем то, что имеем».

Думаю, не мне одной, с интересом слушавшей высоколобых правоведов, приходила в голову простенькая мысль: как могло получиться, что умные вещи предлагают одни, а пишут законы и принимают то, что настрочили, совсем другие? Ведущий, знаменитый юрист, заслуженный деятель науки Сергей Боголюбов, эти мысли, похоже, прочитал: «Юридическая наука полностью отстранена от проблем российского законодательства».

Видимо, красивое слово «гармонизация» пока не про нас.

Елена СУББОТИНА

Tweet
Распечатать

← вернуться к списку



Природная осторожность Природная осторожность

В России разработана Стратегия экологической безопасности

«Это нас не касается...» «Это нас не касается...»

Лесные пожары, вышедшие из-под контроля, не вызывают тревоги у регионов

«Необходимо переформатирование сложившейся системы» «Необходимо переформатирование сложившейся системы»

В Московской областной Думе обсудили вопросы правового регулирования использования лесов для рекреации



Александр Панфилов Александр Панфилов

Активно участвуя в международных процессах, Россия расставляет свои акценты

Роман Глебов Роман Глебов

Лесные болезни легче предотвратить, чем вылечить

Николай Петрунин Николай Петрунин

Решение современных проблем лесного комплекса – это и идеология, и политика, и экономика

Днем с огнем Днем с огнем

Как найти на сайтах органов государственного управления лесами и местного самоуправления информацию о лесных пожарах?

В борьбе за зелень В борьбе за зелень

Российскую промышленность переведут на экологичные технологии

Непростой диалог Непростой диалог

Карельские экологи ответили на претензии главы вологодской лесозаготовительной фирмы

Путь через тайгу Путь через тайгу

На новых берегах «Тайболы» возродили Мамонта

Соединил Белое море с Черным Соединил Белое море с Черным

Жители Поморья и Крыма единодушны – в обоих регионах лидирует можжевельник

Береги брата меньшего! Береги брата меньшего!

Охрана животного и растительного мира – забота всех и каждого

Семь раз подсчитай и не меняй Семь раз подсчитай и не меняй

Минпромторг намерен усилить регулирование приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов

Бизнес в помощь Бизнес в помощь

Компании готовы вложиться в лесоустройство, дороги и спорт

Финэкспертиза леса Финэкспертиза леса

Рослесхоз повысил качество управления отраслью

В лес через ЕГАИС В лес через ЕГАИС

В Тюмени обсудили учет и маркировку древесины

Огонь вокруг Байкала Огонь вокруг Байкала

Сергей Донской проведет совещание по лесным пожарам в Сибири

Конец безмятежности Конец безмятежности

Неисполнение предписаний Рослесхоза грозит новыми уголовными делами в отношении руководителей на местах?

Дети за чистоту пейзажа Дети за чистоту пейзажа

Как охраняют лес наши соседи

Как приготовить «правильные» шашлыки? Как приготовить «правильные» шашлыки?

«Лесные Робинзоны» следят за порядком

Ребята из «Лесной страны» Ребята из «Лесной страны»

В Забайкальском крае прошла смена профильного палаточного лагеря

По дымному следу По дымному следу

Прошлась спецкорреспондент «РЛВ» вместе с «лесным спецназом» в лесах Приангарья

65 лет на службе Отечеству 65 лет на службе Отечеству

Волгоградская лесосеменная станция отмечает юбилей

Неопалимая купина Неопалимая купина

Минлесхоз Татарстана восстанавливает православные храмы

За плечами – 32 полевых сезона! За плечами – 32 полевых сезона!

Юрий Цимаркин посвятил жизнь лесоустройству

С улыбкой по жизни С улыбкой по жизни

Единственная женщина-руководитель среди 18 лесничеств Марий Эл отмечает золотой юбилей

Когда к работе лежит душа Когда к работе лежит душа

Россия выбрала лучшего лесоруба






© Российские лесные вести, 2010-2012



Редакция | Для СМИ | Подшивка новостей | Реклама | Eng


Создание и поддержка сайта - Artleks

При полном или частичном копировании материалов ссылка на оригинал обязательна! Копирование материалов без указания ссылки на источник запрещено!

репетитор по биологии для детей