https://onaego.com

16+
RSS RSS PDA   03 Августа 2014, 00:03
Наша страница на Фейсбук
На главную

Актуально





«Война для всех была война»
Иван Никифорович Балашов первый тост поднимает за ветеранов 12.05.2014, 10:39

«Война для всех была война»


Работники лесного хозяйства, фронтовики и труженики тыла, в Музее леса вспомнили молодость

Они начали собираться задолго до назначенного времени. Кто-то заранее заказал такси, кому-то помогли добраться родственники, а кто-то проделал весь путь совершенно самостоятельно. Входили, присаживались на пеньки, улыбались друг другу под щебет птиц и журчание ручья. «Раньше через одного были с палками, теперь – все», – заметил один из гостей. Ну, это он зря: Татьяна Федотовна вошла в красном пиджаке и без тросточки. Без палки, говорит, пока поживу, на себя надеюсь больше. Год рождения Татьяны Чеховой – 1920-й. День рождения… кто догадается?.. Верно: 25 января. Зоя Федоровна Захарова палочку не игнорирует, но кто даст этой подтянутой, с живыми глазами и молодым голосом женщине – 91 год? 75 – и ни годом больше!

Подождали, пока подойдут все, кто обещал быть. Затем стали рассаживаться для коллективной съемки – как без этого? Нижний ряд – фронтовики. Верхний – те, кто по возрасту на фронт не попал, но хлебнул войны по полной. Погоревали, что год от года все меньше на фотографиях знакомых лиц.

Ну, а потом застолье. Совет ветеранов Рослесхоза постарался от души, закуски всякие и о фронтовых ста граммах напоминание – тоже. На этикетке – красивая птица и надпись «Журавли». Исключительно к месту.

– Дорогие, уважаемые учителя, – поднялся с места заместитель руководителя Федерального агентства лесного хозяйства Анатолий Булдаков. – Мне сегодня выпала большая честь сказать вам слова благодарности. День Победы стал у нас главным и единственным праздником, который сплачивает все поколения. Я не случайно обратился к вам «дорогие учителя», потому что вы своим примером показали, как надо защищать Родину и работать на ее благо. Мой отец тоже воевал, он говорил нам: я в те годы не верил, что буду жить так, как живу сейчас, когда есть дети. Его уже нет… Вы, главное, живите. Пока вы живы, нам есть на кого опереться. Давайте выпьем за Победу!

Вот так, сжато и точно. На лицах ветеранов – растроганные улыбки.

Мой сосед слева все волновался: почему дама не пьет? Ну хоть совсем немножко – разве вредно? Разумеется, не вредно, но все равно не могу – на службе я. Лучше выпью морса и вас послушаю. Вас как зовут? «Виктор. Победитель!» – Виктор Валентинович Мосолов зорко следит, чтобы тарелки обеих соседок, по левую руку и по правую, не были пустыми.

– Жизнь идет своим чередом, нам под 90, но о нас заботятся, за что хочу поблагодарить. Это большой труд – и стол такой организовать, и нас собрать. Каждый год только убыль наших рядов, хотя все полны надежд на лучшее. Давайте надеяться, что встретим семидесятый День Победы. В общем, за здоровье тех, кто еще жив!

За здоровье выпили все.

«Я двадцать пятого года рождения. Воевал в составе 3-го Украинского фронта. Как только под Сталинградом окружили немцев, это было 2 февраля, 3 февраля меня призвали. Призвали всех десятиклассников города Озеры под Москвой, я там жил. Мне было 17 лет, послали в пулеметное училище в Рязани.

Как только исполнилось 18 лет, летом 1943 года, нас отправили на фронт, я попал под Харьков, командиром отделения дивизионной разведки. Там первый раз был ранен, лежал в госпитале, потом учился на курсах младших лейтенантов 3-го Украинского фронта, а поскольку до этого учился в Рязани, мне проще было присвоить звание младшего лейтенанта, и уже на фронт я готов. Так и получилось: присвоили звание младшего лейтенанта, назначили командиром пулеметного взвода. Пока учился, наши войска дошли до Одессы, и попал уже в Молдавию, в Тирасполь. Воевал в Румынии, но там не было таких уж сильных боев, потом в Болгарию, оттуда в Югославию. Последнее ранение получил в Югославии, под Белградом. Операцию мне сделали в госпитале и оттуда – аж в Кисловодск, лежал там до апреля 1945 года. Перед самым концом войны признали инвалидом второй группы. Все три ранения – в ноги. Я долго на костылях ходил… Чудес на войне насмотрелся всяких, вспоминать ее не люблю.

После поступил в институт, работал в Минфине. Потом перешел в лесное хозяйство, занимался плановой работой. После – в лесной промышленности по финансовой части. Давно пора было на пенсию, а я все работал. В шутку меня называли «наш министр финансов».

Виктору Валентиновичу скоро 89. Он до сих пор статен и красив. На дачу ездит за рулем своего «жигуленка».

По левую руку от него – маленькая женщина. Елена Сергеевна Михайлова:

«Я очень благодарна, что нас не забывают, помнят, и не только сегодня, а в течение всего года. Послушаешь однополчан, у них в организации ничего не делают для ветеранов, так, чисто символически, какой-то еще существует порядок очередности, и некоторые не дожидаются этой очередности, умирают. А у нас иначе, всем поклон за это.

Я добровольно пошла на войну, в 17 лет, это был конец 43-го года. Попала в авиацию, но в наземные службы. Приходилось все делать. Летала только по заданию, например, когда карту надо было привезти из штаба.

Был бой, нас было всего 30 человек, а на нас вышла группа в 300 немцев. Ночь, темно, и вот мы умудрились взять в плен 10 немцев. Остальные разбежались. И всех нас представили к награде. Это было между Польшей и Белоруссией. Закончила войну в Восточной Пруссии. Теперь этот город называется Черняховск.

После войны окончила техникум Минфина, работала в Минфине долго, потом перешла в лесное хозяйство.

Войну вспоминаю ли? Не люблю. Потому что тяжело. Вспоминаешь вот, как люди на глазах погибали… Молодой, видный парень был из Башкирии. Красавец. Сгорел. Остался жив. А лицо…

Во сне снится война. Спать приходилось на голой земле. И всякие тяжести переносить. Но были молодые. И никто не болел никогда. А сейчас вроде бы все есть, а здоровье потеряно».

Разговоры за столом перескакивают с темы на тему, но главная – тоска по СССР. Советских песен эти люди помнят великое множество, и есть среди них запевала – Иван Никифорович Балашов. Голос у него сильный, приятного тембра, он затягивает, товарищи подхватывают:

«Выпьем за тех, кто командовал ротами,
Долго лежал на снегу,
Кто в Ленинград пробирался болотами,
Горло ломая врагу.
Выпьем за тех, кто неделями долгими
В мерзлых лежал блиндажах,
Бился на Ладоге, бился под Волховом,
Не отступал ни на шаг…».

– Молодец. Садись. Скажи, чтобы подняли рюмки.
Есть предложение: наши сходки повторять почаще, потому что забываются боевые песни. А где Киселев с гармонью?

Ивана Никифоровича хорошо помнят в Подмосковье:

«Я лесничим работал, главным лесничим в Ногинске, построил там новое лесничество, построил баню, построили там совместно с лесхозом первую ПХС, это в 50-е годы, а в 1957 году на леса Подмосковья, в том числе Ногинского района, напал непарный шелкопряд, который мог уничтожить все леса России. И мы подняли все население, соскабливали, поливали бензином… Лето настало, лес зацвел! Представляете? А потом меня перевели директором Правдинского лесхоза-техникума. Пришел туда, старенькое здание, полусгоревшее, подкрашенное. Добился через Совет Министров строительства нового здания, с общежитием, теперь они там блаженствуют. Причем здание должно было быть трехэтажным, а я пришел на стройку: что это, говорю, тут глубоко так выкопали, а здесь вот – нет? А тут, отвечают, котельная будет. Так слушайте, говорю им, сделайте, чтобы кругом глубоко было, но не котельная, мы устроим там мастерские. Сделал проект, «Союзгипролесхоз» помогал, да. И построили. С 1957 по 64-й год был директором техникума.

Воевал где? Механиком по вооружению в 943-м штурмовом авиационном полку. Он потом стал Нарвским, потому что брал первым Нарву, освобождал всю Прибалтику, там бои были не сильные, немцы там были уже не такие, как раньше. Дошли мы до Кенигсберга, за 4 дня отштурмовали его, превратили в груду развалин и взяли город. Есть такое стихотворение:

Когда мы брали Кенигсберг,
Там вся земля у-у-ух как дрожала,
Как будто город взлетел вверх,
А вот когда все вниз упало,
Одни руины, щебень, камень.
И все. И больше ничего.
Повержен враг, разбит, рассеян,
Судьба его предрешена,
Миф о непобедимости развеян,
А на этом, между прочим,
Строилась у них вся война».

А стихи-то чьи? Иван Никифорович смущается:

«Я много на войне всяких стихов написал, но когда из Владивостока нас на Сахалин переправляли на пароходе, у меня там утащили папку со стихами. На Сахалине сочинял к каждому событию. Домой вернулся, надо было учиться, школу кончать, и что же? Дети моего брата порвали все стихи. Не подумайте, что со зла. Порвали из озорства, ну, маленькие были».

Маленьким был и Николай Александрович Яхонтов, но «на восьмом-девятом году помогал на сенокосе, отбивал косу. У меня брат воевал. Некому было, кроме стариков и детей, в деревне работать. Мы все для фронта делали. Вот чистим картошку – если кто из детей сунет ее в рот, бабушка большой ложкой прямо по лбу: не смей, фронту меньше достанется! Соединение фронта и тыла дало нам победу».

Знаменитый Анатолий Иванович Писаренко поднялся с бокалом:

– Отдавая дань уважения тем, кто воевал, я хотел бы сказать от того поколения, которому выпало работать в тылу. Мне пришлось в 12 лет, когда всех мобилизовали, встать за плуг, пахать, сеять и убирать урожай. В 14 лет работал кочегаром на паровозе. Я могу перечислять много, но хочу сказать, что те, кто воевал и кто работал в тылу, приближали Победу. Короткий тост: за Победу!

Не нуждается в рекомендациях и Алексей Ильич Зверев. Недавно бывшему председателю Комитета лесного хозяйства СССР исполнилось 85. Академика Писаренко он моложе всего на пару месяцев:

– Помню, уходили ребята из моего села на войну. В городе, может, не так и заметно, сколько их выбило, а я вот приехал на родину и начал спрашивать: а этот где? Этот погиб на Черном море, наш родственник. А Ванька Ляпунов где, сосед напротив? Не закончил ФЗУ, призвали, на третий день погиб. Да ему был семнадцатый год! Замечательный был ученик и труженик на селе. А Ключенков Иван? Он одно письмо только прислал: «Дорогая мама, прими от меня большой-большой привет. Мама, верь мне, мы будем живы, мы обязательно победим». Письмо-то написал, а через пять дней извещение: убит. Следующий дом, иду: а этот парень где? Погиб где-то под Харьковом. И так далее, и так далее. Как подумаешь, как соберешь все в кучу, сердце сжимается. И слезы из тебя исходят: сколько же погибло наших людей? Моя сестра получила медаль за победу в Чехословакии. Знакомая, Машенька Мочалина, пришла с войны, руку ей отрубило, она была красавица, замуж так и не вышла. Ее сестра была мобилизована, и буквально через 7 дней сообщили родителям: убита при бомбежке склада, который она охраняла.

Мы с женой с винтовкой не стояли, а пахали, сеяли, кормили фронт. Отдаем должное кому? Вам. Которые действительно спасли Родину. Вам слава и честь. Я вроде бы не собирался приходить сегодня, а потом подумал: это же великая дата и я встречаюсь с великими, большими людьми. Придется ли встретиться еще раз? Годы у нас большие. Ну, год еще, ну, два.

Предложение Алексея Ильича выпить за то, чтобы прожить еще 20 лет, встретили с одобрением.

Татьяна Федотовна Чехова, игнорирующая на 95-м году жизни трость, встретила Победу в Чехословакии, куда дошла с танковым корпусом:

«У меня один брат вернулся с войны инвалидом, другой пропал без вести. Как я уцелела – не знаю. Бомбят. Снаряд упал на машину, рядом с которой я стояла. Другой раз успела упасть на землю. Кто не успел – погиб. Однажды так крепко заснула после нескольких суток без сна, что только утром узнала – была бомбежка. Хорошо, что я в траншее лежала, ничего не слышала».

Тамара Васильевна Шапоринская в свои девяносто удивительно красива – лицо гладкое, интеллигентное, пышные серебряные волосы:

«На фронт меня не взяли, подождите, говорят, есть кому воевать, работать тоже кому-то надо. Я жила под Москвой, в Павловском Посаде, и работала на военном заводе, делала снаряды. Год проработала, потом завод стали эвакуировать, и нас распустили. Но сказали: учтите, вы резерв. Выдали трудовые книжки, а кому не выдали, их было несколько человек, те потом отсидели по 5 лет. За что? За то, что оставили производство как дезертиры. Представляете? Несправедливо, конечно. Мне говорят: Клавку осудили! Как осудили? Почему осудили? Мы же с ней вместе работали. А она трудовую книжку получать не стала, сказала: да ну, подумаешь, трудовая книжка, потом выпишут. Ну, не придала значения. И вдруг пришли проверять и забрали на 5 лет, на север, на лесоповал. Было вообще-то страшное время. Ну, мы молодые были, старались стране помочь. Я вот потом в Туле была, нас, молодежь, отправляли восстанавливать дороги к шахтам. Когда немец к Туле подошел, там наши все разрушили, чтобы врагу ничего не досталось, шахты заливали, имущество выводили из строя, дороги ломали. Ну вот нам сначала говорили, что отправляют дороги к шахтам восстанавливать, а послали в шахту. Уголь три месяца рубила. Конечно, работа очень тяжелая, но я крепкая была, а потом мама добивалась, чтобы меня вернули. Это уже 1943 год был. Везде поработали. Везде побывали. А что делать? У всех была беда. Война для всех была война.
После войны работала в лесном хозяйстве по бухгалтерской части».

Тамара Васильевна и сейчас работает. В Совете ветеранов Рослесхоза. По той же части. Не выносит, когда кто-то начинает жаловаться на жизнь.

Борис Дмитриевич Отставнов День Победы встретил в Казахстане, в городе Джамбуле, где тогда жил:

«У нас в парке был организован митинг. Колоссальный митинг! И все мальчишки залезли на деревья, так было лучше видно, что творится на площади. Мы с замиранием сердца слушали, что говорили солдаты, и я еще пришел домой и сказал матери: мама, а почему солдаты все какие-то молодые?»

Они очень охотно рассказывают о том, где учились после войны, как трудились, чем живут сейчас. Войну вспоминать не любит никто. Их рассказы за праздничным столом привожу с минимальной редакторской правкой: что может быть ценнее живой речи этих людей?

Елена СУББОТИНА, фото автора

 

Tweet
Распечатать

← вернуться к списку



Антирекорд для региона Антирекорд для региона

Сергей Донской провел выездное совещание, посвященное борьбе с лесными пожарами в Иркутской области

Природная осторожность Природная осторожность

В России разработана Стратегия экологической безопасности

«Это нас не касается...» «Это нас не касается...»

Лесные пожары, вышедшие из-под контроля, не вызывают тревоги у регионов



«Лесник – это профессия жизни» «Лесник – это профессия жизни»

Юрий Попов о выборе своей судьбы

Александр Панфилов Александр Панфилов

Активно участвуя в международных процессах, Россия расставляет свои акценты

Роман Глебов Роман Глебов

Лесные болезни легче предотвратить, чем вылечить

Корневые цены в России и в Финлянди Корневые цены в России и в Финлянди

Ученые СПбГЛТУ сделали сравнительный анализ стоимости лесных ресурсов в двух странах

Днем с огнем Днем с огнем

Как найти на сайтах органов государственного управления лесами и местного самоуправления информацию о лесных пожарах?

В борьбе за зелень В борьбе за зелень

Российскую промышленность переведут на экологичные технологии

Всем на вылет! Всем на вылет!

Иностранный вредитель угрожает нашим ясеневым лесам

Путь через тайгу Путь через тайгу

На новых берегах «Тайболы» возродили Мамонта

Соединил Белое море с Черным Соединил Белое море с Черным

Жители Поморья и Крыма единодушны – в обоих регионах лидирует можжевельник

Торги открыты Торги открыты

Сергей Донской провел совещание в Рослесхозе по вопросам организации «лесной биржи» в России

Семь раз подсчитай и не меняй Семь раз подсчитай и не меняй

Минпромторг намерен усилить регулирование приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов

Бизнес в помощь Бизнес в помощь

Компании готовы вложиться в лесоустройство, дороги и спорт

Не кормить! И в клетку Не кормить! И в клетку

В раскаленной столице поговорили об укрощении огня

В лес через ЕГАИС В лес через ЕГАИС

В Тюмени обсудили учет и маркировку древесины

Огонь вокруг Байкала Огонь вокруг Байкала

Сергей Донской проведет совещание по лесным пожарам в Сибири

«Лесные робинзоны» «Лесные робинзоны»

приняли участие в летней школе Русского географического общества

Дети за чистоту пейзажа Дети за чистоту пейзажа

Как охраняют лес наши соседи

Как приготовить «правильные» шашлыки? Как приготовить «правильные» шашлыки?

«Лесные Робинзоны» следят за порядком

Один день из жизни молодого эколога Один день из жизни молодого эколога

Селигеровская смена «Молодые экологи» посетила лекции и мастер-­классы работников лесного хозяйства

По дымному следу По дымному следу

Прошлась спецкорреспондент «РЛВ» вместе с «лесным спецназом» в лесах Приангарья

65 лет на службе Отечеству 65 лет на службе Отечеству

Волгоградская лесосеменная станция отмечает юбилей

Из любого пожара он выходил невредимым Из любого пожара он выходил невредимым

2 августа в Поморье почтят память воина ВДВ России и парашютиста­пожарного Сергея Заимкина

За плечами – 32 полевых сезона! За плечами – 32 полевых сезона!

Юрий Цимаркин посвятил жизнь лесоустройству

С улыбкой по жизни С улыбкой по жизни

Единственная женщина-руководитель среди 18 лесничеств Марий Эл отмечает золотой юбилей






© Российские лесные вести, 2010-2012



Редакция | Для СМИ | Подшивка новостей | Реклама | Eng


Создание и поддержка сайта - Artleks

При полном или частичном копировании материалов ссылка на оригинал обязательна! Копирование материалов без указания ссылки на источник запрещено!