https://onaego.com

16+
RSS RSS PDA  01 Апреля 2016, 23:51
Наша страница на Вктонтакте Наша страница на Одноклсассниках Наша страница на Фейсбук

Актуально
В Дивногорске проходит XXII краевой слет школьных лесничеств В Дивногорске проходит XXII краевой слет школьных лесничеств

В Дивногорском лесхоз-техникуме проходит слет школьных лесничеств. В нем принимают участие около 130 юных лесоводов из 41 района Красноярского края.

Абитуриенту-2015 Абитуриенту-2015

Уважаемые читатели сайта, в выпуске газеты "Российские лесные вести" от 23 июня этого года собран уникальный материал об истории создания лесных учебных заведений России

Совет Федерации одобрил изменения в Лесной кодекс РФ Совет Федерации одобрил изменения в Лесной кодекс РФ

На заседании Совета Федерации одобрено внесение изменений в Лесной кодекс РФ и отдельные законодательные акты РФ в части совершенствования регулирования лесных отношений.






Александр Алексеев
Александр Алексеев: "Не думаю, что леса в долине реки Амазонки более доступны, чем леса в Сибири" 22.11.2013, 12:05

Государственной инвентаризации лесов нужна не реставрация, а перестройка


Александр Алексеев

Действующая в России система государственной инвентаризации лесов нуждается в корректировке. Именно этот тезис объединил порой полярные точки зрения, которые недавно можно было услышать в Брянске на всероссийском совещании по проблемам ГИЛ, где разгорелась  острая дискуссия относительно приемлемых путей развития лесоучетных работ.

 Понятно, что признание необходимости перемен – только первый шаг на пути создания эффективной модели сбора информации о лесных ресурсах страны. Доктор географических наук, профессор, заведующий кафедрой лесной таксации, лесоустройства и геоинформационных систем Санкт-Петербургского лесотехнического университета Александр Алексеев уверен, что поверхностная «реставрация» не в силах преодолеть те противоречия, которые обнажились в процессе проведения инвентаризации лесов. По его мнению, нужна кардинальная перестройка всей системы. И, чем быстрее это произойдет, тем с меньшими финансовыми, организационными и репутационными потерями России удастся получить объективную информацию о лесах.

– Александр Сергеевич, так ли уж нужна России государственная инвентаризация лесов? Ведь как-то жили мы без нее. Насколько верным было решение о проведении ГИЛ?

– Безусловно, проведение государственной инвентаризации лесов – это требование времени. Но не следует думать, что ГИЛ является чем-то принципиально новым для специалистов лесного хозяйства. В нашей стране существует богатый опыт статистической инвентаризации, являющейся базой для государственной или национальной инвентаризации лесов. В России, как и в других лесных державах, с начала 20-х годов прошлого века проводились исследования по статистическому учету лесных ресурсов. В фундаментальной библиотеке лесотехнического университета сохранились публикации тех лет, посвященные методам статистического учета. В этой области у нас существует прочный научно-технический задел. Исследования продолжались и в советский период, были изданы монографии по инвентаризации лесов выборочными методами, удалось разработать даже проект отраслевого стандарта «Методика инвентаризации лесного фонда математико-статистическим методом». В 60-70-е годы широко применялся фотостатистический метод для учета резервных лесов. Так что смело можно сказать, что это направление лесоучетных работ в нашей стране имеет богатую историю и возникло задолго до принятия Лесного кодекса 2006 года.

– Тогда как бы вы оценили шестилетние результаты инвентаризации?

– К сожалению, когда создавалась современная система ГИЛ, имеющиеся научные разработки были отложены в сторону. 

Как известно, цикл государственной инвентаризации лесов составляет 10 лет. В России государственной инвентаризацией занимаются, как вы правильно отметили, уже 6 лет. Судя по данным Рослесхоза и Рослесинфорга, за этот период удалось заложить 20% пробных площадей, то есть, учитывая равномерность проведения работ, в три раза меньше, чем должно было бы быть. Нетрудно подсчитать, что за 40% оставшегося времени нужно выполнить 80% работ. Причем значительные объемы работ придется выполнять на труднодоступных территориях. Так что не случайно на совещании в Брянске возникла острая полемика по поводу того, в каком направлении двигаться дальше. Очевидно, что без серьезной корректировки существующей методики вовремя завершить ГИЛ вряд ли реально.

– Почему мы вновь экспериментируем? Неужели с самого начала нельзя было разработать методику, которая бы позволила получить достоверные данные о российских лесах в установленные временные сроки?

– У меня, конечно, есть собственная версия происходящего.

С моей точки зрения, те руководители, кто создавал систему государственной инвентаризации, ошибочно приняли ГИЛ за новый вид лесоучетных работ и не воспользовались накопленным в этой области научным опытом. Негативную роль сыграл дефицит времени. Не секрет, что новая методика создавалась чуть ли не на коленке. Первоначально работы и вовсе проводились специалистами на свой страх и риск, без утвержденной методики.

– Но в целом методика была выбрана удачная?

– С моей точки зрения, нет. В большинстве стран мира пробные площади закладываются кластерами по 8-12 пробных площадей,  исходя из расчета 1 кластер за один день работы, что косвенно влияет на количество измерений на пробной площади. У нас по принятой методике бригада за день закладывает одну пробную площадь. Понятно, что в такой огромной стране, как Россия, такими черепашьими темпами далеко не уедешь. При этом по каждой пробной площади необходимо собрать данные по 117 показателям. К примеру, в такой крупной лесной державе, как Канада, на пробе оцениваются 25 показателей. Я думаю, что государственной инвентаризации лесов не обойтись без оптимизации количества показателей.

– Насколько я понимаю, к моменту проведения в нашей стране государственной инвентаризации уже существовали разные методики. То, что мы имеем сейчас, – это собственное изобретение, принципиально новая модель или мы скопировали чужой опыт?

– Это спорный вопрос. Мне кажется, что решающее влияние на создание российской системы ГИЛ оказала чешская модель. Я думаю, что это было ошибкой. За методологическую основу лучше было бы брать, например, канадскую систему, которая более подходит к условиям России.

– Что это бы дало?

– В Чехии инвентаризация лесов характеризуется глубиной, детальной научной проработкой. Не случайно при закладке пробных площадей оцениваются 117 показателей, что, безусловно, позволяет собрать богатый научный материал о лесах. Хотя, несмотря на переизбыток показателей, нам не удалось избежать определенных упущений. Например, среди 117 характеристик вы не встретите такого важного показателя, как тип леса, который при таксации является обязательным. Чешская модель ориентирована на глубину изучения процессов, включая биоразнообразие, накопление углерода и многое другое. Для такой огромной страны, как Россия, излишнее увлечение «глубиной» может быть, простите за игру слов, губительно. Заострив внимание на деталях, рискуешь так и не увидеть целостной картины.

– И где же выход?

– Я убежден, что выход заключается в том, чтобы переориентировать систему ГИЛ на основе тех принципов, которые заложены в моделях инвентаризации лесов большинства крупных лесных стран и рекомендованы ФАО ООН. Прежде всего, речь идет о переходе от случайного размещения пробных площадей к регулярной сетке. У этого метода есть немало существенных преимуществ. Несомненным плюсом регулярной сетки является то, что она покрывает всю страну сразу. Другими словами, уже после первого года инвентаризации мы получим пусть приближенную, но целостную картину происходящих в лесу процессов. Да, в первое время будет высокая вероятность ошибок – в пределах 20-30%. Но с каждым годом информация будет уточняться, и в итоге мы сможем получить информацию с требуемой точностью. С моей точки зрения, для принятия стратегических решений порога точности в 10-15% вполне достаточно и в случае необходимости он может быть повышен. В документах международной отчетности подобная погрешность является допустимой. Кстати, в лесоустроительных инструкциях при таксации лесов самым точным глазомерно-измерительным методом допускается погрешность в 15%. Запроектированная в ГИЛ  точность в 1-5% – это, как мне кажется, явный перебор. Такая точность для поставленных перед инвентаризацией задач избыточна.

– Получается, что речь идет не о совершенствовании системы ГИЛ, а о ее коренной перестройке? Это возможно осуществить технически?

– С моей точки зрения, да. Никаких непреодолимых препятствий технического характера я не вижу. Но, конечно, для принятия подобного решения нужна политическая воля и желание. При этом нужно понимать, что изменение методики не приведет к отказу от уже сделанной работы. Заложенные ранее пробные площади должны быть интегрированы в регулярную сеть. Существует специальный метод декластеризации, позволяющий это сделать. Так что для адаптации собранного материала к новой модели нет никаких непреодолимых препятствий. Есть только чисто психологические барьеры. 

– Нередко можно услышать контраргумент, что в единую сетку попадут и земли сельхозназначения, и водные объекты, и земли других категорий, где проведение ГИЛ не предусмотрено. Как быть в этих случаях?

– Если пробная площадь попадает на земли других категорий, в этом нет ничего страшного. Эта точка остается необследованной. Зато регулярная сетка позволяет каждый год получать информацию в масштабах всего лесного фонда, то есть мы избегаем опасности временного разрыва между информацией, полученной в первый год проведения инвентаризации и, скажем, через 10 лет. Я плохо себе представляю, как при нынешней методике собираются сопоставлять информацию, собранную в разное время, причем с разрывом в 7-10 лет, в разных регионах. Принцип регулярной сетки снимает эту проблему. Не случайно он применяется в крупных лесных  державах. Канада, Бразилия, Швеция, Финляндия, Вьетнам, Германия, Франция, Ливан, Филиппины – все осознали преимущества метода регулярной сетки.

Иногда можно услышать, что регулярную сетку в нашей стране сложно применить из-за слишком внушительных размеров России и огромных площадей труднодоступных малозаселенных территорий. Но, к примеру, площадь лесов Канады составляет примерно 58% от лесного фонда России, а население достигло 34,6 миллиона человек, то есть, грубо говоря, лесов в 2 раза меньше, а населения в 4 раза меньше, чем в нашей стране. При этом три четверти населения проживает в 160-километровой зоне вдоль с границей США. В общем, малонаселенных лесных территорий в Канаде хватает с избытком, что не мешает проводить инвентаризацию путем размещения регулярной сетки. Аналогичная история с Бразилией, где недавно была завершена национальная инвентаризация лесов, по результатам которой страна вышла на первое место по запасам древесины. Я не думаю, что леса в долине реки Амазонки более доступны, чем леса в Сибири.      

– Серьезные претензии были предъявлены к качеству материала, собранного в ходе проведения ГИЛ. В чем здесь проблема и не наступим ли мы на одни и те же «некачественные» грабли, изменив методику?

– При разработке действующей методики было допущено смешение повыдельной лесоустроительной информации и статистического подхода в размещении пробных площадей. Если не вдаваться в подробности, то проблема в некорректно проведенной стратификации. В ГИЛе основная учетная единица – это пробная площадь, а при лесоустройстве – выдел. При проведении стратификации были использованы старые лесоустроительные данные, что само увеличивает вероятность ошибок. Затем в страте случайным образом разместили пробные площади. Но размер пробной площади 500 квадратных метров, а минимальный размер выдела 3 гектара, то есть 30 тысяч квадратных метров. Когда случайным образом пробная площадь размещается на значительной и неоднородной по породному составу территории, то существует большая вероятность того, что она попадет в нехарактерный для данной страты участок леса. В итоге мы получаем искаженную информацию.

С моей точки зрения, к числу грубых методологических ошибок можно отнести то, что стратификация была проведена на основе повыдельной информации. Если бы ее провели как во всем мире – на биоклиматической, ландшафтно-экологической основе, то неточности можно было бы свести к минимуму. У страт должны быть постоянные границы. В противном случае при следующем цикле инвентаризации мы получим очередную порцию проблем – границы страт сдвинутся и пробные площади придется перезакладывать. Ведь молодняки не вечно будут находиться в таком статусе, а спелые леса, к примеру, могут вырубить. Совсем другое дело, когда страты находятся в постоянных природно-ландшафтных границах. Возможно, я повторюсь, но во многом нынешние проблемы связаны с использованием устаревшей повыдельной информации, чего категорически нельзя было делать.

– Переход на принципиально другие методы проведения ГИЛ – это, по-вашему, тяжелое решение?

– Я думаю, такой шаг сделать очень нелегко. Для этого должны быть как минимум серьезные основания. Старая модель худо-бедно, но работает. Хотя, с моей точки зрения, больше худо и бедно. Переход на новую систему потребует и переобучения кадров, и выработки новых технологических подходов, и внесения изменений в нормативные документы. С другой стороны, если мы ничего не будем менять, то не факт, что мы завершим инвентаризацию даже к 2020 году. На старую методику работает привычка и накопленный опыт. Но поставленной задачи она не решает.

– Какую роль играют дистанционные методы при проведении ГИЛ?

– Я убежден, что использование дистанционных методов является обязательным условием при проведении ГИЛ. Материалы дистанционного зондирования Земли активно используются во всем мире при проведении национальных инвентаризаций. Кстати, в ныне действующей методике использование дистанционных методов вообще не прописано, что является серьезным упущением, особенно для проведения инвентаризации на отдаленных труднодоступных территориях. Наземные и дистанционные компоненты следует рационально интегрировать. И это еще один аргумент в пользу изменения действующей системы ГИЛ. При этом нередко ставку пытаются сделать на космоснимки высокого разрешения. Но разрешение снимков должно быть сопоставимо с размерами пробной площади, то есть разрешение 20-30 метров при размерах пробной площади в 500 квадратных метров будет вполне достаточно, чтобы с помощью специальных статистических методов обрабатывать информацию. Стремление к использованию снимков высокого разрешения при статистической инвентаризации не оправдано.

– История проведения государственной инвентаризации лесов в России может стать наглядным примером того, как отрасль шарахается из одной стороны в другую. Что, с вашей точки зрения, необходимо предпринять, чтобы заранее просчитывать риски и более эффективно использовать финансовые, трудовые, материальные ресурсы?

– Хочу напомнить знаменитую фразу известного английского философа Фрэнсиса Бэкона: «Знание – сила». Прежде, чем что-то предпринимать, необходимо хорошо представлять, что ты собираешься делать, как и за счет каких ресурсов. Только хорошо продуманная и взвешенная программа действий позволяет добиваться поставленной цели с минимальными ресурсными потерями и в сжатые сроки. К сожалению, у нас управленческое звено существует вдали и от научной среды, и от специалистов-практиков. Пока между органами власти и наукой не будет налажено тесного постоянного взаимодействия, нам не избежать ошибок и неграмотных управленческих решений, приводящих к печальным результатам. ГИЛ – это пример узковедомственного подхода к общенациональному проекту. Ведь система государственной инвентаризации лесов разрабатывалась кулуарно, без широкого привлечения вузовской и академической науки, ведущих ученых отрасли. Неудивительно, что спустя 6 лет отрасль встала перед необходимостью перекраивать всю систему государственной инвентаризации.

 

Антонина КРАМСКИХ        

 

 

 

Tweet
Распечатать

← вернуться к списку



Природные дали Природные дали

В России до конца этого года может быть принята Стратегия экологической безопасности

Эффект роста Эффект роста

В России внедрят модель интенсивного лесопользования

Время для новых решений Время для новых решений

Для повышения эффективности охраны лесов от огня Рослесхоз предлагает принять ряд серьезных управленческих решений



Сергей Жвачкин Сергей Жвачкин

«Зелёное золото» региона

Владимир Заболоцкий Владимир Заболоцкий

Путь к успеху

Елена Вавилова Елена Вавилова

Лесная отрасль Красноярского края: перспективы развития

Экспорт по правилам Экспорт по правилам

Технологию маркировки древесины ценных лесных пород и заполнение декларации о сделках с древесиной уточняют на практике

Лесоустройство под заказ Лесоустройство под заказ

Почему столь важная для ведения хозяйства работа идет туго?

Молодняк оказался в плюсе Молодняк оказался в плюсе

Будет ли государство стимулировать арендаторов для полноценного воспроизводства лесов?

Живой памятник героям Живой памятник героям

В честь воинов, павших в Великой Отечественной войне, в Москве высадили березы

«Лес Победы»: влиять на будущее может каждый «Лес Победы»: влиять на будущее может каждый

Жители Поморья посадили свыше 80 тыс. деревьев и кустарников

Вспомнят и через столетия Вспомнят и через столетия

В Республике Алтай высаживают свой «Лес Победы»

Надежная крыша Надежная крыша

Россияне все больше предпочитают деревянные дома, а не квартиры в высотках

Особенная стройка Особенная стройка

Турецкая компания вложит $200 млн в создание деревообрабатывающего производства в Калужской области

Сажаем клюкву Сажаем клюкву

Первая лесная ягодная плантация появится в Архангельской области

Самые первые прыжки Самые первые прыжки

Воздушные тренировки федеральной Авиалесоохраны прошли в Московской области

Лесные биометоды: антагонисты против интервентов Лесные биометоды: антагонисты против интервентов

Несмотря на серьезные трудности, российские ученые работают над возрождением и совершенствованием эффективных методик борьбы с насекомыми-вредителями

На грани катастрофы На грани катастрофы

Российские леса рискуют оказаться беззащитными перед вредителями

Хоть полмира обойдешь, а такого не найдешь Хоть полмира обойдешь, а такого не найдешь

Финал XII Всероссийского юниорского лесного конкурса «Подрост» прошел в Тверской области

Школьные лесничества: от Северного Ярцево до Южного Ермаковского Школьные лесничества: от Северного Ярцево до Южного Ермаковского

В Красноярском крае взят курс на развитие движения школьных лесничеств

Авиалесоохрана – крупным планом Авиалесоохрана – крупным планом

В Воронеже открылась выставка фотографий «Человек и стихия. Воздушные пожарные Авиалесоохраны»

Свою работу надо любить и знать Свою работу надо любить и знать

Старший инструктор ПДПС ФБУ «Авиалесоохрана» Владимир Антипин, победитель Всероссийского фестиваля «Созвездие мужества», рассказал о работе воздушных пожарных в Забайкальском крае:

СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ

25 июня 2015 года, в возрасте 83 лет скончался Александр Григорьевич Малюгин. Он отдал всю свою жизнь службе русскому лесу.

90 лет и два месяца 90 лет и два месяца

Такой долгий век был отмерян этому удивительному человеку

Абитуриенту-2015 Абитуриенту-2015

Эти вузы задают уровень качества образования в отрасли






© Российские лесные вести, 2010 - 2014



Редакция | Для СМИ | Подшивка новостей | Реклама | Eng


Создание и поддержка сайта - Artleks

При полном или частичном копировании материалов ссылка на оригинал обязательна! Копирование материалов без указания ссылки на источник запрещено!